Последние новости

Вход для пользователей

БОИ МЕСТНОГО ЗНАЧЕНИЯ…

    Вали  Ибрагимович Абдуллин— личность многим известная.  На лацкане праздничного   его  пиджака висит несколько поблекший  орден «Знак почета».  Человек  много  и плодотворно   работал на  своём веку—немало  лет, например,  руководил одним из лучших хозяйств Зианчуринского  района—колхозом  имени  Куйбышева  со штаб-квартирой  и производственной базой  в райцентре. Старик  перебрался  уже через восьмидесятипятилетний  свой  рубеж, он  к тому же—инвалид второй группы… страдает  от тяжелой   болезни нервного характера, с трудом  передвигается по дому  и двору…

 

Хотя  при людях  и бодрится, держит, так сказать, марку, сохраняя из последних сил  привычный  свой образ для   себя   и окружающих.   Но  боевитость  залуженного  человека сегодня исходит  более всего  не  из характера  его, а из насущной необходимости.  Вот  уже  два  года  Вали  Ибрагимович принуждён вести  бои, так  сказать, местного   значения… когда наступательные, но более  всего—оборонительные…

    Дело  в том, что дом,  усадьбой  ветерана  расположены практически в центре  Исянгулово, рядом с сельским базаром—самом  оживленном  месте поселения.  Что—пусть и косвенным образом!— но и по-недоброму сказалось на нынешнем положении и состоянии старика.  Хозяйка соседней с   абдуллинской  усадьбы какое-то время назад    умерла,  а  из наследников её   поселяться в беспризорной  уже халупе   никто не  пожелал…Это и  стало началом  проблем  Вали  Ибрагимовича.

     Участок с полусгнившим домиком был выставлен на продажу. Быстро нашёлся и покупатель—торговец мебелью  из  соседнего города. Понятно, участок  в центре  села деловому  человеку нужен был  не для «занятия личным подсобным хозяйством», как он писал в бумагах  в адрес местного органа   муниципальной  власти, обосновывая   просьбу закрепления за ним земельного участка, на котором располагалось  его  новоприобретение—халупа  умершей бабки…но  для целей  сугубо  меркантильных--- строительства   здания  под магазин, что не представляло  никакой тайны и   для  властей района, благожелательно воспринявших намерения  заезжего предпринимателя  укрепиться на  Зианчуринской земле…

       Один только старик  Абдуллин   за сопротивлялся намерениям  нового соседа  расширить  своё  присутствие  в деловом мире  райцентра. Дед  ясно  себе представлял, сколько проблем родит для него  дальнейшее пребывание -проживание рядом с  большим торговым предприятием---постоянный шум,  люди, автотехника  под окном и воротами…мусор…пыль, грязь… Пытался протестовать, но  ничего  не добился, слишком  слабым оказался его голос перед напором и силой капитала!

       За одно лето на границе участков—в трёх метрах от межи-- поднялось большое  здание с мансардой .  Большую часть дня  двор  четы  Абдуллиных находится теперь в тени от новостройки,   в дождливые дни вода  с крыши стала заливает   стены и пол   их  бани, амбар, погреб…За  зиму  в промежуток между   стеной  магазина  и   хозяйственными постройками  старика набивается  столько снега, что он тает  чуть ли не до конца  мая, наполняя  сыростью двор ветерана.  Все просьбы Абдуллиных  как-то поправить неприятную и негодную  картину эту хозяином  магазина отметаются,    не воспринимаются,  Не дают зримого результата  и  жалобы  Вали Ибрагимовича     в  администрацию муниципального  района, в районную  прокуратуру.  Более того, и сам он вдруг стал объектом внимания  надзорных служб,  быстро  выяснившись, что около  трёх десятков лет назад—ещё при тех, старых соседях!—Абдуллин  неверно определил  границы своей усадьбы, сдвинув угол строящейся бани  на несколько сантиметров в чужую сторону! Да короткий отрезок забора не туда, куда надо, поставил! Линию забора старик тут же выправил, но  вот как  с углом бани быть—не понимает: из-за двух десятков сантиметров стены, оказавшейся на  чужой земле, надо перетаскивать  на  новое  место всю баню с  предбанником  и иными примыкающими  к постройке  загородками.  А сил   для такой большой работы  у человека уже нет и, наверняка, никогда  их  уже  не будет.   Но богатый  сосед требует «справедливости»,  подаёт судебный иск  о сносе   строения и возвращении ему   сантиметров   его земельного участка …Вали  Ибрагимович   тоже идёт в суд, со  своей бумагой, содержащей  просьбу принять  решение  о сносе так досаждающего ему  здания магазина… Состоялось уже  двенадцать  заседаний суда, но как-то  всё  впустую: то одного документа  судье не хватает, то другого.   То истец не является на  заседание,   то адвокат его. Вот   на днях Вали   Ибрагимовичу   прислали   очередные две  судебные повестки, призывающие   на  очередные  заседания  суда—    на  одном будет рассматриваться   его иск, на другом—иск соседа.  Но бабай не надеется на скорое разрешение проблемы:

  -Опять отложат рассмотрение—это, как пить дать! Найдут,  уверен, какую-нибудь причину…

   И грустно улыбается:

  -Может, ждут,  когда помру—тогда  их заботы сами собой разрешатся!

      Местные власти на  ветерана смотрят косо: надоел  уже  со своими  жалобами на  соседа-предпринимателя! И по  мере  возможностей    доказывают старику своё  властное  нерасположение к нему.  Перед Новым годом, например,  курьер   муниципального Совета   принесла чете Абдуллиных  некий  праздничный подарок—так   было и в предшествующие  годы. Скромным презентом  власть  как бы демонстрировала своё внимание,     и  уважение к  пожилым людям села. На сей раз посещение представителя  власти  принесло старикам горькую обиду: вручив хозяйке дома пакет с подарком, гостья  тут же отобрала  его, заявив при  этом: я ошиблась, нынче подарок вам не положен!  

  …Наконец-то, соседи  встретились в зале районного суда. Состоялось предварительное рассмотрение исков спорщиков  друг  к  другу.  Никаких  определённых решений  принято  не было. И соседскому магазину, и бани Абдуллина   пока   надлежит  пребывать на своих местах. Вали  Ибрагимович  недоволен таким исходом, но продолжать атаки на  противника пока  не  собирается--сил уже нет на борьбу! Более молодой  возрастом предприниматель  не остановился в своем стремлении наказать  соседа. Обратился  за  поддержкой  в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда республики. Что скажут теперь там…  

      Не будем  сейчас  говорить  о правомерности  или  неправомерности  судебных  решений,  но очень хочется  спросить  у предпринимателя, есть ли у него совесть, осталось ли  что-нибудь  человеческое, если он добивается «справедливости» за счет  больного  аксакала . Тот же  вопрос  напрашивается  и по отношению к администрации  Зианчуринского района .

                                                                                                                                                                          Владимир Каплин,     

 

                                первый секретарь  Зилаирского  РК КПРФ