Последние новости

Вход для пользователей

ОПОРНЫЙ ПУНКТ

                                               Газим Шафиков.

                             ОПОРНЫЙ ПУНКТ

                                               ПОЭМА

      Необходимое предисловие.

     Мы с Газимом были друзьями со студенческих лет в БГУ и до конца его дней, даже влюблены в одну и ту же девушку, не зная тогда об этом, радовались  поэтическим и прозаическим произведениям каждого, и одновременно были  непримиримыми, мягко говоря,  оппонентами друг друга в спорах   о роли личности в Истории. Особенно в последние годы его жизни, в том числе - о Заки Валиди, которого Газим восхвалял, не имея тогда  достаточных документов об истинных его деяниях особенно  в годы Отечественной войны, а для меня и тогда  и ныне Заки Валиди -  предатель  своего народа, кровный враг  советской власти, один из идеологов басмачества и гитлеровский прихвостень, "главным свидетелем" которого выступил на" суде Истории"  сам Заки Валиди, в двух томах своих  "Воспоминаний"...

 

   Но в годы  нашей юности мы с Газимом  были "птенцами хрущевской оттепели" - шестидесятниками. По очереди руководили творческим объединением "Метафора", куда входили молодые поэты, писатели, композиторы, художники, актеры, и были настоящими ленинцами, не только  потому, что работали в редакции республиканской комсомольско - молодежной газеты "Ленинец".

       Такими нас  воспитали Коммунистическая партия и Советское государство, да и комсомол, в рядах которого оба  мы  не только состояли, но  и активно работали.

     Именно тогда Газим Шафиков и написал поэму "Опорный пункт",  о прибывании  В.И.Ленина в Уфе, а  я позже, 21 апреля 1980 года, будучи уже  заместителем  редактора газеты "Вечерняя Уфа", конкретно участвовал в обнародовании  данной поэмы. И ныне  вновь  рекомендую ее к публикации в газете "Коммунист Башкортостана" и в Интернет - сайте  Башкирского рескома КПРФ, ибо она достойна этого. А также  предлагаю  свое небольшое стихотворение "Уфимская ночь", которое написал  еще в 1960 году, будучи студентом Башкирского государственного университета, и тогда же  оно было опубликовано в газете "Ленинец".

                                                                                                                                                  Мадриль Гафуров.


   1.

Скрежет снега - как железа,

как железа - о стекло ...

Будет через год Женева,

чтобы "Искрой" рассекло.

Необъятный снег эпохи,

всей России грозный лед...

Ильича ядреным вздохом

зимний город обдает.

Чем живет и чем он дышит?

Иль снегов немой свинец

оковал не только крыши,

но и жар живых сердец?

На кого здесь опереться,

в ком союзника найти?..

Иль случайным интермеццо

станет город на пути

от сибирской долгой ссылки

до грядущих рубежей?

У веков на самом стыке

под надзором сторожей,

в неудобствах,

неуютных,

подпираемый бедой,

Ленин в самом  пекле лютом

полон веры был святой

и энергии крылатой,

заряжающей других,

как живой аккумулятор,

выводя из спячки их!

Вот опять под визг полозьев

жаркой вспышкою луча

обдает людей в морозе

бодрый голос Ильича.

Полон сил,

способный горы

сокрушить,

в конце концов.

Он - из племени упорных,

несгибаемых борцов!

...Скрежет снега - как железа.

Битвы первая строфа.

Будет впереди Женева.

А пока пред ним - Уфа.

          II

Уфа .. Купеческая?.. Так ли?..

Как изнутри она кипит!

Класс пролетарский не спектакли,

а стачки грозные явит.

Здесь ссыльные интеллегенты

дискуссионные бои

ведут не под аплодисменты -

под раны рваные свои.

Но, дыша сибирской хвоей,

входя в сердца,

как в землю плуг,

с какой - то страстью озорною

Ильич врывается в их круг.

Бывало так всегда!

Иначе

не мог он,

как умы будить,

и в спорах хлестких и горячих

старался словом  убедить.

И убеждал!

Несокрушимо

звучала логика его,

сметая прочь все то,

что лживо,

и,  словно Правды торжество.

Людские выпрямлялись  души,

морщинились в раздумье лбы,

и не было сильней оружья,

чем эта логика борьбы"

          III

Февраль ...

Совсем короткий срок

он был  в Уфе - какая малость!

Но что за это время сталось

с людьми,

которым он помог

понять опасность заблуждений

и шелуху с себя стряхнуть? -

одним лишь словом-

возрожденье -

назвать дано их новый путь.

Наипервейший,

полный риска,

родят они опорный пункт

грядущей раскаленной "Искры",

где слово каждое - как бунт.

И легкие, как дуновенье,

страницы из-за всех границ,

казалось бы, в одно мгновенье

входили в руки этих лиц.

От них - к рабочим:

на заводы,

и в мастерские,

и в депо...

И, как гарантию свободы

они дарили им тепло!

        IV

Я вижу в шумной кутерьме,

средь пересудов многоустых

энергии кипучий сгусток

в фигуре крепкой.

как кремень,-

то в книжной лавке Четверговой,

то у Аптекмана в гостях...

Я слышу  ленинское слово

среди рабочих и крестьян.

Новейший образец борца,

в ком мысли глубина и ясность

живут в нерасторжимой связи

с той верою,
что жжет сердца.

Еще таких не видел свет,

чтоб превосходство интеллекта

без притязанья стать объектом

вниманья

излучало свет.

Не подавляло,

не глушило,

а в дружелюбной простоте

душевной близости служило

в людской  обиде и беде.

В той простоте воплощены

черты всех гениев России,

презревших званья и чины,

и устремленья огневые

народу вверивших сполна

в мятежных поисках свободы ...

Но вековечная стена

их ограждала от народа,

В отчаянии шли в народ  -

несут так душу на закланье!

Но все же лед непониманья

не таял -

недоверья лед.

И должен был явиться тот,

в ком поиски всех поколений

найдут бескомпромиссный взлет -

в том гении,

чье имя - Ленин.

Есть в Ильичевой простоте

эпохи новой человечность,

доверье к людям,

в чистоте

всегда идущее навстречу.

Желание зажечь  сердца,

наполнить их земною силой,

стремление создать борца

для богом проклятой  России.

О, Ильичево  обаянье

и глаз внимательный прищур! -

в них и бездонность мирозданья,

и столь житейское "Прошу".

"Прошу мне рассказать всю правду..." -

как боль людей он понимал!

И всяк - как равный  перед равным -

пред ним вдруг душу  обнажал.

Он не собою жил-

другими,

он познавал людей Руси,

и думами делился с ними.

Помочь советами просил

пред тем,

как вынести решенье

иль государственный закон.

Для  всенародного общенья

самим народом был рожден

Ильич...

Но это - позже, позже...

Пока ж - Уфа,

февраль,

мороз.

Не дни он здесь,

а вечность прожил

и город этот в вечность внес!

         V

Я благодарен краеведам:

за шагом шаг они прошли

следами Ленина.

Им ведом

почти любой клочок земли,

где он ступал,

где жил,

где явки,

как угли, зарывал в золу -

от безобидной книжной лавки

до дома Крохмаля

в углу.

И мрамор плит мемориальных

венчает ныне те места...

Я зрю в чертах материальных

дух Ленина,

когда весна

вершит свое  столпотворенье

и солнцем полнится апрель.

В его лучах родился Ленин,

чтоб воплотиться в Октябре!

Я осязаю в каждой мете

неудержимых наших дней

мечты вождя,

его заветы,

бессмертие его идей.

День наш предвидел он тогда!..

Как памятник его мечтаньям

возникли наши города,

ушли ракеты в мирозданье.

                      VI

Гудит завод,

иль колос налит

благоухающим зерном, -

мы помним:

это Ленин с нами,

и все истоки наши в нем.

В ловушку пойманы фотоны,

расщеплен атом,

снят квазар -

не забываем вновь о том мы,

что это Ленин предсказал.

Во всем - в любой частице жизни

и нашей собственной души-

дух Ленина и ленинизма...

Мы  этим свято дорожим.

И это есть его живое

присутствие - везде,

во всем .

И зло не страшно нам любое,

когда мы с Лениным живем!

         VII

Скрежет снега - как железа.

На снегу следы  - как швы.

От Уфы и до Женевы,

от Женевы - до Москвы

путь - на два десятилетья,

путь немыслимой борьбы ...

Не было другой на свете

величавее судьбы!

Каждый день ее - свершенье,

каждый миг - крутой  рубеж.

До последнего мгновенья

Ленин полон бы надежд,

озарен безмерной верой

в процветанье страны.

Воплощаем полной мерой

верой Ленина полны,

мы его предначертанья,

пожеланья и слова:

символ мира и дерзанья -

наша светлая страна!

          VIII

Но вдвойне я горд,

и счастлив,

и наш век благодарю

я за то,

что звездной трассой,

уносящей к Октябрю,

Ильича в Уфу завез он

не на дни - а на века,

нам про то вещает воздух,

и поет Идель - река...

Домик в елях утопает,

что нас с Лениным связал,

здесь,

задумчиво ступая,

он в грядущее вонзал

взор,

исполненный дерзанья.

Здесь он ночи напролет

говорить мог об изданье,

что всю Русь перевернет.

Слушал мой народ слова те,

что Ильич произносил.

Смутный зов их в Салавате

двести лет назад сквозил.

Он сквозил в веках.

Но только

Ленин дал на все ответ.

От него ведем истоки

и свободы нашей свет.

Он - самим народом призван,

вождь Отчизны и оплот.

Потому для ленинизма

пункт опорный - весь народ!

 

УФИМСКАЯ НОЧЬ...

Объята Тюремная сном,

Жандармская тоже уснула,

тревожно  в тумане ночном

Уфа до утра потонула.

И  только в окошке одном

ночь срезана света клинками:

за маленьким круглым столом

склонился Ильич над строками.

Роняют за темным углом

шпики папиросные искры, -

Ильич то сидит за столом,

то ходит по комнате быстро.

И трет озабоченно лоб,

он снова идеей наполнен,

непрошенный в теле озноб

недавнюю ссылку напомнил.

В Сибири еще он мечтал

газету создать для рабочих,

 сегодня вот снова не спал

и так уже многие ночи....

Светает ...

То слышится крик,

то грохнет раскатисто выстрел...

Наверно, в тот утренний миг

он в мыслях верстал уже "Искру".

                        (Апрель 1960 года).

 

                  

    P.S.  Уфа - один из городов России и Европы, с которым тесно связаны жизнь и революционная деятельность молодого  Владимира Ульянова. В начале прошлого века он дважды приезжал в Башкирию и провел здесь в общей сложности около месяца.

   Как известно, по окончании ссылки (29 января 1900 года) в сибирском селе Шушенское Ленин горячо взялся за осуществление своего плана по созданию партии пролетариата.  Первым шагом была организация нелегальной общероссийской политической газеты.  И уже по дороге из Шушенского в Центральную Россию он посетил ряд городов, в том числе Уфу. Здесь он остановился 6 (19) февраля 1900 года вместе с Н.К. Крупской, которая должна была в Уфе продолжить ссылку, и с  ее  матерью Елизаветой Васильевной.

    Второй раз В.И. Ленин приехал в Уфу 15 (28) июня  1900 года с матерью Марией  Александровной и сестрой Анной Ильиничной перед отъездом за границу. Пробыл он в Башкирии  около трех недель и создал здесь первый опорный пункт газеты "Искра". После отъезда  Владимира Ильича за границу опорный  пункт вплоть до окончания своей ссылки (март 1901 года) возглавляла Н.К.Крупская.

   Так уж распорядилась история, что дом,  в котором Надежда Константиновна снимала квартиру в последний год ссылки, куда приезжал Владимир Ильич и где был создан опорный пункт "Искры", располагался на перекрестке улиц Тюремная и Жандармская (ныне - улицы имени Достоевского и Крупской). В этом доме и был открыт в канун  Великой Отечественной войны Дом - музей В.И. Ленина, где наши отцы и деды оставили такие, в частности, записи: "Уезжая на фронт, мы в один голос говорим Вам, что Ваши труды мы защитим, радостную жизнь народа - отстоим...". "В этом доме клянемся быть верными нашей партии, нашему народу. Клянемся отстоять свою Отчизну и разгромить фашизм...".

    Свою клятву они  сдержали, а из 700 с лишним  тысяч сынов и дочерей Башкирии, ушедших на фронт, домой  вернулась менее половины из них, многие с тяжелыми ранами и увечьями.

     А уфимский Дом - музей В.И. Ленина с тех пор посетили миллионы и миллионы представителей разных стран мира. И  сегодня  здесь проходят торжественные приемы в ряды  Компартии и ЛКСМ РФ, пионеры проводят свои сборы...