Вход для пользователей

Ко дню рождения ВЛКСМ.

                                НАЧИНАЛИ С ИМЕНЕМ ЛЕНИНА!

                                                          (Из истории ССО Башкирии)

      Страна отмечает большой, замечательный праздник советской молодежи -  день рождения ВЛКСМ. Это и мой праздник, хотя возраст далеко не комсомольский - восьмой десяток лет закругляю. Но я не ушел  из комсомола, комсомольский билет мне в Кировском райкоме ВЛКСМ города Уфы вручили навечно - я этим горжусь.   

    Горжусь, что в числе немногих в республике был награжден значком ЦК ВЛКСМ "За активную работу в комсомоле", который всегда "надеваю" 29 октября, а также Почетными грамотами Башкирского обкома и ЦК ВЛКСМ,  ЦК ЛКСМ Казахстана и Латвии, а также Почетной грамотой Башкирского обкома КПСС за свою комсомольскую деятельность.

 

    Горжусь и тем, что в числе 8 комсомольцев Башкирии был делегатом первого Всесоюзного слета ударников студенческих трудовых семестров в Кремлевском Дворце съездов в Москве, где Юрий Гагарин поставил на моем мандате свою подпись. И сегодня хочу рассказать, за что же был удостоен этих наград ...

  

    В конце пятидесятых годов прошлого века 360 студентов московских вузов впервые выехали в летние каникулы в Казахстан строить целинный совхоз "Булаевский". Чуть позже по путевке ЦК ВЛКСМ на целине побывала и агитбригада Башкирского госуниверситета, в которой посчастливилось участвовать и мне. Так началось замечательное студенческое движение - трудовой семестр. В нем возродились традиции строителей Комсомольска- на-Амуре, Днепрогэса, Магнитки, полные романтики и страстной  одержимости, традиции не легкой, но большого благородства и самоотверженности.

    В Башкирии трудовой семестр получил официальный статус в 1964 году. В ту пору я, будучи юридически  пятикурсником БГУ, уже работал в аппарате  Башкирского обкома ВЛКСМ, курировал комсомольские организации вузов и техникумов, и  практически  стал вместе с Ириком Сулеймановым и Зоей Смирновой                     (секретарями обкома ВЛКСМ), Юрием Поройковым (секретарем Уфимского горкома ВЛКСМ) одним из организаторов первого трудового семестра в Башкирии и первым  начальником республиканского штаба  студенческих строительных отрядов.

   И вот  теперь, когда друзья юности попросили поделиться  своими воспоминаниями о тех, полных незабываемой романтики днях, я, не мудрствуя лукаво, целую ночь ворошил свои архивы и нашел ряд прежних публикаций в разных  республиканских газетах, на основе которых и подготовил этот очерк.

   И начну его с рассказа о первом нашем слете первых  ударников студотрядов, на мандатах которых были напечатаны слова из моего стихотворения, ставшего Песней  студенческих отрядов (музыка Артура Булатова):

Мы пишем Истории строки,

предела для подвига нет,

зовет нас на новые стройки

родной комсомольский билет.

И вновь, как в тридцатых, в тайгу, на  восток,

презревши мещанские вздохи,

идем мы по зову отцовских дорог

на главный участок эпохи.

Маршруты мы выбрали сами,

уходят отряды в рассвет,

и всюду  у сердца, как Знамя,

родной комсомольский билет.

Привычно держать нам в руках мастерок,

лопатой владеем неплохо,

идем мы по зову отцовских дорог

на главный участок эпохи.

    ...Президиума не было. По залу прозвучало, что право открыть первый слет ударников студенческого трудового семестра в Башкирии предоставляется почетному гостю.  И в затихшем зале появился Ленин. Он прошел между рядами, поднялся на сцену бывшего  Большого зала Совета Министров БАССР, снял "знакомое" пальто, положил его на стол (в суматохе я забыл поставить рядом стул), и обратился к делегатам  словами из речи Владимира Ильича на Третьем съезде комсомола...

    Стоявшая до этого в зале тишина взорвалась бурей возгласов и аплодисментов, все вскочили на ноги, в том числе и руководители республики во главе с первым секретарем  обкома КПСС З.Н. Нуриевым. Показалось, все забыли, что это не вождь, а самодеятельный актер Фанави Шарипов -  оператор Салаватского  нефтехимического комбината...

    Между прочим, мой друг Фанави чуть не подложил нам  "свинью". За неделю до этого мы договорились с ним, что сценарий слета готовится ориентированно на него. Но комбинат, оказывается, выделил ему горящую путевку в санаторий, и он спокойно улетел в Сочи (понять его можно, в кои -то века подвалило!). Но представьте мое состояние, ответственного за проведение слета?!

     Мобилизовал все свои связи в ЦК ВЛКСМ, не знаю, как уж  уфимские телефонистки (спасибо им через годы) дозвонились до Сочинского горкома комсомола... И когда вечером, накануне слета, Фанави чуть ли не в плавках спустился  в Уфимском аэропорту с трапа самолета, мы натурально ржали, повалившись на землю...

     Оказалось, что наши сочинские коллеги, не до конца поняв в чем дело, с помощью милицейского наряда отыскали Шарипова на пляже, чуть ли не под конвоем сопроводили его к  к уфимскому самолету, и, передав его без объяснений экипажу, обязали отвезти в Уфу ...

    Так  открылся наш первый  слет. Много лет прошло с того дня - более полувека. Но и сегодня я вспоминаю  Большой зал Совета Министров республики, вспоминаю первых  командиров, комиссаров и бойцов студенческих отрядов, стройки, которые они возводили, в том числе на газопроводе  Бухара - Урал, тех, кто стоял у истоков замечательного  студенческого движения в Башкирии.

     Что касается  заслуженного артиста БАССР Фанави Шарипова, мы наградили его Почетной грамотой Башкирского обкома ВЛКСМ и  вручили дополнительную путевку в тот же санаторий.

  Были  и потом удивительные дни. Через два года сводный отряд "Север" из 150  башкирских студентов (комиссаром которого был я,  взяв отпуск, уже работая в редакции газеты "Ленинец")  вместе с харьковчанами и казанцами  возводил  город Урай в  Тюменской области. За два месяца мы выполнили годовой план целого треста "Шаимгазстрой" и завоевали Красное знамя  Министерства  нефтяной и газовой промышленности, а мне в числе других бойцов отряда  "Север" вручили Почетную грамоту союзного министерства.

    Потом был большой сводный  отряд "Прометей", в составе которого работали студенты БГУ, Уфимского медицинского и Стерлитамакского педагогического  институтов и ряда уфимских техникумов. Отряд,  в котором я также "комиссарил", опять взяв в редакции отпуск без содержания, возводил промышленные  объекты Уфы, в том числе работал на строительстве Дома актера и здания цирка, на территории завода “Синтезспирт" и завоевал  Красное знамя треста №3...

    Но первые полтора миллиона рублей, освоенные республиканским стройотрядом в 1964 году, нам очень дороги, потому что они были первые. И еще потому, что трудовой семестр в Башкирии возник как сплав студенческой воли и энергии, горячего желания сделать полезное для Родины. Это отнюдь не квасной пафос -  таков был настрой бойцов, и мой тоже.

   До  этого у нас в республике таких отрядов не было. Правда, ездили отдельные группы студентов работать, точнее сказать - зарабатывать в наше целинное Зауралье, в том числе и моя небольшая группа из бывших моряков и солдат работала одно лето  в Комсомольском отделении Хайбуллинского  совхоза. Ездили и за пределы  республики, например, в Удмуртию, на лесозаготовки. Но эти коллективы возникали стихийно...

    А студенты Башкирии мечтали о целине, о грандиозных стройках. И вот в 1964 году комсомольцы Уфимского авиационного института выступили с инициативой о проведении трудового семестра (секретарем комитета ВЛКСМ  УАИ был тогда Виль Гареев, ставший позже проректором этого вуза). Здесь был создан свой штаб, сформированы 177 бригад, в которые записались 2 тысячи 130 студентов. Почин авиаторов нашел горячую поддержку: более десяти тысяч студентов вузов и техникумов Башкирии изъявили в том году желание участвовать в трудовом семестре. Одиннадцатого марта 1964 года бюро Башкирского обкома комсомола приняло постановление о проведении в республике трудового семестра. В нем были определены основные объекты, которые предстояло возводить студентам. Комсомольскую инициативу поддержал областной комитет партии.

     Это был год ошибок и радостей. У нас не было тогда опыта организации трудового семестра. О массовой, профессиональной подготовке будущих бойцов отрядов мы еще только мечтали. На собрании республиканского студенческого актива, где обсуждались задачи  предстоящего  трудового семестра, некоторые комсомольские вожаки путали производственную практику с трудовым семестром.

  Но на том же активе были определены  основные принципы ССО. В обращении участников актива  ко всем студентам вузов и учащимся средних специальных учебных заведений Башкирии говорилось, что трудовой семестр - это не только капиталовложения, но и лекции, и концерты, беседы и митинги, организаторская школа студенчества. Поэтому в отрядах был учрежден штат комиссаров. "Наши сердца, знания и крепкие руки - народному хозяйству!" -таким был девиз участников семестра, названного Ленинским и посвященного 40 - летию со дня присвоения комсомолу имени вождя.

    На собрании же актива было решено установить в  отрядах коммунную оплату труда , организовать  социалистическое соревнование между  вузами, средними  специальными учебными заведениями и отдельными отрядами за право быть делегатом первого студенческого слета республики.

    Были определены и главные направления семестра. Он проходил в период строительства в республике крутейших нефтехимических предприятий, всесоюзного похода сельской молодежи "За села высокой культуры и быта"...

    Каким же он был, наш первый трудовой семестр? Более трех тысяч студентов работали на  строительстве предприятий большой химии - ударных комсомольских строек тех лет. Столько же - на сооружении школ и ферм, жилых домов и больниц в селе. Но действовали отряды и "нестроительного" направления. Студенты Башкирского мединститута работали врачами и медсестрами. Будущие нефтяники бурили артезианские колодцы в безводных районах, будущие педагоги были вожатыми в пионерских лагерях, учащиеся автодорожного техникума сооружали автострады, будущие агрономы из Башкирского сельскохозяйственного института провели полный агрохимический анализ десятков тысяч гектаров земли, а ветеринары сделали предохранительные прививки полумиллиону голов крупного рогатого скота...

    Ленинский трудовой семестр стал организаторской школой для всех командиров и комиссаров студенческих отрядов республики. Это было лето рождения  идей и воплощения их в жизнь. Каждый комсомольский вожак, обращаясь  в отдел студенческой и учащейся молодежи обкома ВЛКСМ, обязан был внести предложение по улучшению организации  трудового семестра. Такой порядок завели сами комсомольские  активисты: нужна помощь обкома - подавай свежую идею.

     А организация была еще не на должном уровне. Не было четкого фронта работ, вопросы жилья, питания приходилось решать на ходу, не редко обращаться и к секретарям обкома партии (очень большую поддержку получал лично я от Виктора Ивановича Манаева, который курировал промышленность и строительство). Строительные тресты еще недооценивали студенческие руки и даже выражали недоверие к ним, давали самую неквалифицированную работу. А случалось и такое: целый день студенческая бригада копает траншею, а ночью приезжает бульдозер и зарывает ее: ошибся, мол, прораб, копать надо  было не вдоль, а поперек...

    Непродуманной оказалась и численность некоторых отрядов. Приходилось уже в период семестра пересматривать договоры, дислокацию крупных отрядов, с великим трудом "выбивать" питание и жилье для них. Но все эти трудности не могли снизить вдохновенный студенческий порыв - помочь народному хозяйству.

    Десятки бойцов и командиров запомнились мне на всю жизнь, стали друзьями. Из многих имен назову лишь два. Студент УАИ Николай Буткин был старшиной палаточного городка на строительстве объектов Уфимского завода синтетического спирта (потом он стал проректором УАИ). Николай в короткий срок решил многие вопросы труда и быта бойцов. Его однокашник и тезка Николай Генералов был командиром отряда из 20 ребят, трудившихся в Сухайлинском совхозе. День и ночь шли дожди. Питание неважное. А когда я приехал к ним,  ребята ругались, что лишь один грузовик не успевает подвозить им стройматериалы, работа тормозится.  Этот отряд за 24  дня провел теплотрассу протяженностью в полтора километра, построил свинарник и общежитие в совхозе.

    Трудно было определить лучший вуз и лучший отряд года. Четыре вечера до глубокой ночи сидели мы с секретарями комсомольских организаций вузов, командирами и комиссарами отрядов. Доказывали и отвергали, спорили и ругались, никак не могли решить, кто же победитель в  социалистическом соревновании. Башгосуниверситет опередил другие вузы по  количеству студентов, принявших’ в трудовом семестре.Уфимский  нефтяной институт превосходил всех по профессиональной' подготовке   бойцов. Но авиационный институт был инициатором движения студенческих трудовых отрядов, и подготовка к семестру, и организация его здесь была поставлена лучше, чем в других вузах... В общем наградили всех!

    Первый трудовой семестр... Это уже далекая История. Но я знаю, что он навсегда остался в сердце каждого его участника, и стал для каждого, говоря образно, если не путевой звездой, то крепким фундаментом дальнейшей полнокровной жизни. И мне никогда не забыть, как по предложению Николая Буткина делегаты и участники слета, стоя аплодировали мне. Это превыше всяких орденов...

                                                           Мадриль Гафуров,

                   первый начальник Республиканского штаба ССО,

                   заслуженный работник культуры БАССР,

                   лауреат премий Союзов журналистов СССР и                            России,

                                                кандидат философских наук.

 

                    

 

На снимках: Марсель Гафуров - главный  редактор газеты "Ленинец", Фанави Шарипов- в роли В.И. Ленина  и Мадриль Гафуров на первом слете ССО Башкирии  в 1964 году; Ветераны ВЛКСМ Кировского р-на г. Уфы ( фото из архива автора).

Обсуждение закрыто

Код нашего баннера

<a href="http://www.kprf102.ru/" target="_blank"><img src="http://www.kprf102.ru/images/kprf.jpg" alt="Башкирское отделение политической партии КПРФ" title="Башкирское отделение политической партии КПРФ" height="100" width="228"></a>

ВидеоКанал