Последние новости

Вход для пользователей

«ГЛУБОКО ОСОЗНАЮ, ЧТО ОТДАЮ ЖИЗНЬ ЗА СВЯТОЕ, ПРАВОЕ ДЕЛО…»

«ГЛУБОКО ОСОЗНАЮ,

ЧТО ОТДАЮ ЖИЗНЬ ЗА СВЯТОЕ, ПРАВОЕ ДЕЛО…»

В Уфимской гимназии № 105 находится музей имени Героя Советского Союза, легендарного разведчика Николая Кузнецова, о подвигах которого современная молодежь, к сожалению, мало что знает. Хотя в Уфе имеется и улица имени Николая Кузнецова, на которой располагается местный музей И.В.Сталина.

Это был советский офицер, человек удивительный храбрости и хладнокровия, изучивший немецкий язык и их обычая настолько, что фашисты принимали его за своего. Мало в истории примеров, как разведчик с таким искусством проник в совершенно чуждую обстановку и успешно в течение нескольких лет действовал в ней… Им лично были ликвидированы 11 генералов и высоко поставленных чиновников оккупационной администрации нацистской Германии.

Николай Кузнецов родился в крестьянской семье из шести человек в д. Зырянка Пермской губернии (ныне – Свердловская область). У него были старшие сёстры Агафья, Лидия и младший брат Виктор. Сначала носил имя Никанор, а в 1931 г. сменил его на Николая.

В 1926 году окончил семилетнюю школу, поступил на агрономическое отделение Тюменского сельскохозяйственного техникума. Проучившись год и став за это время комсомольцем, из-за смерти отца от туберкулёза вынужден был вернуться в родную деревню. В 1927 году продолжил учёбу в Талицком лесном техникуме, где стал самостоятельно изучать немецкий язык, в итоге овладев им в совершенстве (позднее в ориентировке абвера указывалось, что он владеет шестью диалектами немецкого языка); Кузнецов вообще имел незаурядные лингвистические способности: с течением времени он изучил эсперанто, польский, коми и украинский языки.

Участвовал в коллективизации, в рейдах по сёлам и деревням, подвергался нападениям со стороны крестьян. По версии Теодора Гладкова, именно его поведение в моменты опасности (а также свободное владение коми-пермяцким языком) и привлекло внимание оперативников органов госбезопасности.С этого времени Кузнецов также участвует в акциях ОГПУ округа по ликвидации в лесах бандитских групп (оперативные псевдонимы «Кулик» и «Учёный»).

Работая в Кудымкаре, Кузнецов познакомился с местной девушкой Еленой Чугаевой (из села Кува, работала медсестрой в хирургическом отделении окружной больницы), на которой через некоторое время официально женился. Вместе они жили непродолжительное время, а при отъезде из Кудымкара развод официально так и не был оформлен.

 

Летом 1932 года Кузнецов берёт отпуск, приезжает в Свердловск (куда на постоянное жительство перебралась вся его семья) и успешно сдаёт приёмные экзамены на заочное отделение индустриального института. Учась в институте, продолжал совершенствоваться в немецком (одним из преподавателей немецкого у Кузнецова была Ольга Весёлкина).

С 1934 года работает в Свердловске — статистик в тресте «Свердлес». Затем непродолжительное время чертёжником на Верх-Исетском заводе, а с мая 1935 года перешёл на «Уралмашзавод» расцеховщиком конструкторского бюро, где вёл оперативную разработку иностранных специалистов (на тот момент имел псевдоним «Колонист»).

Весной 1938 года находился на территории Коми АССР, был в аппарате наркома НКВД Коми АССР М. Н. Журавлёва, помогал как специалист по лесному делу. Журавлёв чуть позже позвонил в Москву начальнику отделения контрразведывательного управления ГУГБ НКВД СССРЛеониду Райхману и предложил ему взять Кузнецова в центральный аппарат НКВД как особо одарённого агента.

Кузнецов получил особый статус в органах госбезопасности: особо засекреченный спецагент с окладом содержания по ставке кадрового оперуполномоченного центрального аппарата.

Кузнецову выдают паспорт советского образца на имя немца Рудольфа Вильгельмовича Шмидта. С 1938 года выполнял спецзадание по внедрению в дипломатическую среду Москвы — активно знакомился с иностранными дипломатами, посещал светские мероприятия, выходил на друзей и любовниц дипломатов. С самими дипломатами заключал сделки по покупке разных ценных товаров. Так, в частности, был завербован советник дипломатической миссии Чехословакии в Москве Гейза-Ладислав Крно.

Для работы с немецкой агентурой для Кузнецова была «слегендирована» профессия инженера-испытателя московского авиационного завода № 22. При его участии в квартире военно-морского атташе Германии в Москве фрегаттен-капитана Норберта Вильгельма Баумбаха был вскрыт сейф и пересняты секретные документы.. Также Кузнецов принимал непосредственное участие в перехватах дипломатической почты, когда дипкурьеры останавливались в гостиницах (в частности, в «Метрополе»), вошёл в окружение военного атташе Германии в Москве Эрнста Кёстринга, что позволило спецслужбам наладить прослушивание квартиры дипломата.

После начала Великой Отечественной войны, 5 июля1941 года, для организации разведывательно-диверсионной работы за линией фронта в тылу немецкой армии была сформирована «Особая группа при наркоме внутренних дел СССР», которую возглавил старший майор государственной безопасностиПавел Анатольевич Судоплатов. В январе 1942 г. данная группа преобразована в 4-е управление НКВД, а в неё зачислен Николай Кузнецов.

Разведчику «слегендировали» биографию немецкого офицера, лейтенанта Пауля Вильгельма Зиберта. Поначалу его определили в люфтваффе, но позже «перевели» в пехоту. Зимой 1942 г. переведён в лагерь для немецких военнопленных в Красногорске, где осваивал порядки, быт и нравы армии Германии. Затем под фамилией Петров тренируется в прыжках с парашютом. По итогам всех испытаний решено было использовать Кузнецова в тылу врага по линии «Т» (террор).

Летом 1942 года под именем Николая Грачёва направлен в отряд специального назначения «Победители» под командованием полковникаДмитрия Медведева, который обосновался вблизи оккупированного города Ровно. В этом городе располагался рейхскомиссариат Украины.

С октября 1942 г. Кузнецов под именем немецкого офицера Пауля Зиберта с документами сотрудника тайной немецкой полиции вёл разведывательную деятельность в Ровно, постоянно общался с офицерами вермахта, спецслужб, высшими чиновниками оккупационных властей, передавая сведения в партизанский отряд.

7 февраля1943 года Кузнецов, устроив засаду, взял в плен майора Гаана — курьера рейхскомиссариата Украины, который вёз в своём портфеле секретную карту. После изучения карты и допроса Гаана выяснилось, что в 8 км от Винницы сооружён бункер Гитлера под кодовым названием «Вервольф». Информация об этой ставке фюрера была срочно передана в Москву.

С весны 1943 года, уже в чине обер-лейтенанта, несколько раз пытался осуществить своё главное задание — физическое уничтожение рейхскомиссара Украины Эриха Коха. Первые две попытки — 20 апреля 1943 во время военного парада в честь дня рождения Гитлера и летом 1943 года во время личной аудиенции у Коха по случаю возможной женитьбы на девушке-фольксдойче — вообще не получились: в первом случае Кох не пришёл на парад, а во втором было слишком много свидетелей и охраны. Не удалась попытка покушения и 5 июня 1943 г. на имперского министра по делам оккупированных территорий Альфреда Розенберга — приблизиться к нему было невозможно.

Осенью 1943 года были организованы несколько покушений на постоянного заместителя Э. Коха и руководителя управления администрации рейхскомиссариата Пауля Даргеля.

20 сентября Кузнецов по ошибке вместо Даргеля убил заместителя Э. Коха по финансам Ганса Геля и его секретаря Винтера.

30 сентября он пытался убить Даргеля противотанковой гранатой. Однако Даргель получил тяжёлые ранения и потерял обе ноги (сам Кузнецов был ранен осколком гранаты в руку), но выжил.

После этого было принято решение организовать похищение (с последующей переброской в Москву) прибывшего летом в Ровно командира соединения «восточных батальонов» генерал-майора Макса Ильгена. В задачу последнего входила разработка плана по ликвидации партизанских соединений. В ноябре 1943 г. Ильген был захвачен вместе с Паулем Гранау — шофёром Э. Коха, но в Москву их вывезти не удалось — партизанский отряд отошёл от города на недосягаемое расстояние; Ильген был расстрелян на одном из хуторов близ Ровно.

16 ноября1943 года Кузнецов провёл свою последнюю ликвидацию в Ровно — был убит глава юридического отдела рейхскомиссариата Украины оберфюрер СА Альфред Функ.

От него первого была получена информация о подготовке Операции «Длинный прыжок» — покушения на лидеров «Большой тройки» на Тегеранской конференции. Кроме того, Кузнецову удалось получить некоторые сведения о подготовке немецкого наступления на Курской дуге.

В январе 1944 года командир отряда «Победители» Медведев приказывает Кузнецову, «получившему» чин гауптмана, отправляться вслед за отступающими немецкими войсками с первой остановкой во Львове. Вместе с Кузнецовым выехали разведчики Иван Белов и Ян Каминский, у которого во Львове были многочисленная родня и немало знакомых. Во Львове Кузнецов уничтожил нескольких оккупантов — в частности, были ликвидированы шеф правительства дистрикта Галиция Отто Бауэр и начальник канцелярии правительства генерал-губернаторства доктор Генрих Шнайдер.

Весной 1944 года ориентировки с описанием гауптмана имели многие немецкие патрули в городах Западной Украины. Кузнецов решает уйти из города, пробиться в партизанский отряд или выйти за линию фронта.

9 марта1944 года, приблизившись к линии фронта, группа Кузнецова натолкнулась на бойцов УПА

Николай Кузнецов и его боевые товарищи Ян Каменский и Иван Белов погибли в селе Боратин Бродовского районав ночь с 8 на 9 марта 1944 года при выполнении специального задания.

По рассказу хозяина хаты Степана Голубовича, среди ночи, когда Кузнецов и его товарищи согрелись и покушали, в хату ворвалась большая группа бандеровцев. Они опознали в немецком офицере разыскиваемого фашистами русского террориста. В короткой схватке бандеровцам удалось обезоружить застигнутых врасплох партизан. Кузнецов на немецком языке высказал возмущение по поводу задержки его, немецкого офицера, и им придется со всей строгостью отвечать перед немецким командованием за задержание…

Среди бандеровцев находились атаманы Скиба и Чернигора. В расчете на получение обещанной награды за поимку террориста, они побежали в соседнее село, где находился штаб бандеровцев, чтобы доложить о пойманном партизане…

На скамейке лежала фуражка Николая Кузнецова, а под ней находилась граната, которую Кузнецов положил при входе в хату. Но как до нее дотянуться? Кузнецов попросил у бандеровцев закурить. Те высыпали на стол махорки. И когда Кузнецов, свернув цигарку, потянулся к стоящей на столе лампе, чтобы прикурить, он резким движением скинул лампу и выхватил лежавшую под фуражкой гранату. Степан Голубович отчетливо видел, что немецкий офицер с гранатой в руке резко повернулся спиной к люльке, подвешенной к потолку, в которой плакал ребенок. Раздался сильный взрыв. Он уничтожил 5 бандеровцев, которые кинулись на Кузнецова …

 Возможное захоронение группы Кузнецова было обнаружено 17 сентября1959 года в урочище Кутыки благодаря поисковой работе его боевого товарища Николая Струтинского. Струтинский добился перезахоронения предполагаемых останков Кузнецова во Львове на Холме Славы27 июля1960 года.

 

В 1990—1991 гг. во львовских СМИ проявился ряд протестов участников украинского националистического подполья против увековечивания памяти Кузнецова. Памятники Кузнецову во Львове и Ровно были демонтированы в 1992 году. В ноябре 1992 г. при содействии Струтинского львовский памятник был вывезен в Талицу.

Вандалы неоднократно пытались осквернить могилу Николая Кузнецова. К 2007 году активисты инициативной группы в Екатеринбурге провели всю подготовительную работу, необходимую для перемещения останков Кузнецова на Урал…

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября1944 года за исключительное мужество и храбрость при выполнении заданий командования Николай Иванович Кузнецов был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

 Также данным указом были награждены Золотой Звездой Героя сотрудники спецподразделений НКВД СССР, действовавшие в тылу врага (среди них — и командир «Победителей» Дмитрий Николаевич Медведев).

 О степени любви к Родине и преданности ей в полной мере может свидетельствовать письмо Николая Ивановича младшему брату Виктору, отправленное накануне его вылета в отряд Д. Медведева. Вот оно:

«Дорогой братец Витя!

Я все ещё в Москве, но в ближайшие дни отправляюсь на фронт. Лечу на самолете.

Витя, ты мой любимый брат и боевой товарищ, поэтому я хочу быть с тобой откровенным перед отправкой на выполнение боевого задания.

Война за освобождение нашей Родины от фашистской нечисти требует жертв. Неизбежно приходится пролить много своей крови, чтобы наша любимая Отчизна цвела и развивалась и чтобы наш народ жил свободно... Я хочу тебе откровенно сказать, что очень мало шансов на то, чтобы я вернулся живым. Почти сто процентов за то, что придется пойти на самопожертвование. И я совершенно спокойно и сознательно иду на это, так как глубоко осознаю, что отдаю жизнь за святое, правое дело, за настоящее и будущее нашей Родины.

Мы уничтожим фашизм, мы спасем Отечество. Нас вечно будет помнить Россия, счастливые дети будут петь песни о нас, и матери с благодарностью и благословением будут рассказывать детям о том, как в 1942 году мы отдали жизнь за счастье нашей горячо любимой Отчизны. Нас будут чтить освобожденные народы Европы...

Разве может остановить меня, русского человека, большевика и сталинца, страх перед смертью? Нет, никогда наша земля не будет под рабской кабалой фашистов... Храни это письмо на память, что мстить — наш лозунг... Чтобы в веках их потомки наказывали своим внукам не совать своей подлой морды в Россию...

Будь всегда верен Сталину и его партии — только он обеспечит могущество и процветание нашей Родины. Только он и наша сталинская партия, и никто больше. Эта истина абсолютно доказана...»

Твой брат Николай...».

 

  

 

На снимках: (слева – направо): основатель и бессменный в течение более полувека руководитель музея, заслуженный работник культуры РБ Виктор Минаев, Секретарь Башкирского рескома КПРФ, главный редактор газеты «Коммунист Башкортостана» Мадриль Гафуров и гость Башкортостана, член – корреспондент Международной академии болгаристики, инновации и культуры, член Совета Всемирной организации болгар, историк Ангел Христов; экспозиция музея.

(По материалам архивов и СМИ).

Фото ИД «МАГ».

P.S. Трудно надеяться, что могила Героя ныне не осквернена, тем более, когда последователи его убийц – современные бандеровцы захватили власть в Киеве после кровавых событий на Майдане и уничтожают памятники Ленина и Кутузова в Западной Украине. Но верится, что настанет срок и они получат достойную кару.