Последние новости

Вход для пользователей

Молодо, не зелено…

 Башкирскому комсомолу посвящается

 

Молодые годы сегодняшних пожилых людей связаны с комсомолом. В наше время был лозунг «Комсомол – авангард советской молодежи». Верный этому лозунгу комсомол, объединив молодёжь в свои ряды, звал её на выполнение стоящих перед страной важнейших задач. Комсомольцы с честью справлялись с любым порученным делом. Комсомольский билет с шестью орденами с гордостью носил каждый его обладатель  в своем на грудном кармане.

 

В комсомол меня приняли в феврале 1948 года в период учёбы в Мраковском башкирском педагогическом училище. Врученный тогда комсомольский билет носил я до 1956 года, до обмена его на новый.

После демобилизации из армии в мае 1954 года меня направили в Байдавлетовскую семилетнюю школу учителем начальных классов, а жену Камарию Зайнулловну, окончившую после Мраковского педучилища Стерлитамакский учительский институт, преподавателем математики. Отремонтировав вдвоем расположенный недалеко от школы домик не больше бани, стали жить там.

Деревни Ибраево, Сазала, Башкирское Серегулово, Байдавлетово и Алабайтал, расположенные вдоль реки Большая Сурень, были объединены в укрупненный колхоз имени Чапаева. Его правление, сельский совет, медпункт, библиотека находились в деревне Байдавлетово. Колохозом руководил Абдульман Душанбаев (из деревни Тазларово), бухгалтером и счётоводом были Зулькарнай Батталов и Мухаммат Кинзягулов (д. Кугарчи), председателем и секретарем сельсовета работали уроженец Чекмагушевского района Кинзил Садыков и Кирилл Бондарев (д. Алабайтал). Салимьян Нугугманов (д. Серегулово), будучи агрономом, руководил по совместительству партийной организацией.

В сентябре состоялось отчётно-выборное собрание колхозной комсомольской организации, там участвовала секретарь райкома ВЛКСМ М. Шамсутдинова. С докладом выступил секретарь первичной организации Закария Кульмухаметов. Он предложил мою кандидатуру на должность руководителя организации. Собрание единогласно избрало меня секретарем. Там же мы избрали членов комитета комсомола. Кто был избран? Передовой колхозник Минзаман Тансыккужин, высокий, статный, красивый, очень сильный парень, никогда не уступавший первенство по национальной борьбе на районных Сабантуях, прозванный сельской молодежью «Тарзаном» (позже он был призван в армию, служил в Тоцке, где произвели взрыв атомной бомбы, полученные высокой дозы радиоактивного излучения рано оборвало его жизнь); заведующий сельским клубом,  певец и гармонист, способный писать хорошие статьи в газеты парень из д. Кугарчи Рашит Салихов; директор семилетней школы из д. Серегулово Елена Кабанова; выпускник Бирского медицинского техникума, прибывший по направлению, заведующий фельдшерско-акушерским пунктом марийский парень Яныбек Иванов, быстро нашедший общий язык с молодежью; передовая доярка Фания Кульмухаметова (Хасанова); молодые колхозники Лена и Фатхулла Байчурины, Минигали Максютов; баянист клуба Денислам Хайбуллин.

После собрания долго говорили с Закарией-агаем, он много говорил о положении в колхозе, об участии молодежи в колхозных делах, об их поведении.

В то время колхоз построил под правление здание из нескольких комнат, одну из комнат там дали нам, молодежи. Комнату мы красиво оформили, провели телефон, повесили портреты К. Маркса,Ф. Энгельса, В. Ленина, написали внизу высказывания, обращенные к молодежи, стенды с призывами партии и правительства, касающиеся сельского хозяйства, на двери прикрепили вывеску «Комната Комсомола».

Работу комитета начали с создания комсомольских групп в бригадах и с избрания их руководителей. Их учили составлять план работы, привлекать молодежь к колхозной работе, организовывать комсомольскую учебу, собирать членские  взносы, привлекать  к подписке на газету «Ленинец».

Привлекая в кружки художественной самодеятельности, помогая организовывать отдых населения, держали всю эту работу под контролем. В план включали работу с несоюзной молодежью, большое внимание уделяли изучению устава, каждый комсомолец выписывал газету «Ленинец», занимался в кружках  художественной самодеятельности. У нас  совсем не было отлынивающих от работы, пьющих, мало было и курящих. В комсомольскую комнату приходили не только молодые люди, но и пожилые - со своими вопросами, с рассказами о своей жизни, а радостях и печалях.

Члены комитета брались за работу с энтузиазмом, не жалели своих сил для ее улучшения, оживили прием в свои ряды. Принятые в комсомол с гордостью носили на груди комсомольские значки и рьяно включались в работу организации. В пору нашей юности остро задевало самолюбие того человека, кто не стоял в рядах комсомола. В организации первоначально было 72 члена, мы довели эту цифру до 149.

Колхоз находился в лесно-горной зоне, поэтому здесь больше уделялось внимание животноводству: были молочные, овцеводческие, свиноводческие и птицефермы. В животноводстве работали в большинстве молодые. Передовые доярки Фания и Марфуга Кульмухаметовы, Райса Ибраева, Галия Ибраева, Галия Каримова, Фаузия Исхакова, Аминева, телятницы Уркия Идрисова, Юмабика Кусарбаева, Хасниямал Абдуллина; в свиноводстве Любовь Мочалова, Августина Егорова, Алексей Нижегородов; учетчица Хазира Кулгарина и др. Старательно работали молодые колхозники Габсалям Гумеров (бригадир), Байгильде Гумеров, Сулпан Имангулов, Минзаман и Билал Кульмухаметовы, Халил Бикжанов, Муфаззал, Накия и Факил Акчурины, Салихьян Байчурин, Константин и Любовь Мочаловы, Лукман Юлдашбаев, Ахметшариф Кадырбаев, Мурзагали и Накия Кидрисовы, Магаз Кагарманов и др. Для увеличения надоев в летнее время организовывали ночную пастьбу коров. И в этом деле молодые люди участвовали бесплатно, по очереди. Я сам тоже выходил на дежурство, когда пасли коров Факил Акчурин и Фавзия Исхакова на долине вдоль реки Байдавлетовской Карсаклы.

Известно, что после прихода к власти Н.С. Хрущева, меры по резкому подъёму сельского хозяйства повысились, мелкие колхозы были объединены, руководить ими стали посланные из городских партийных организаций коммунисты-тридцатитысячники. В наш колхоз приехал из Ишимбая бывший работник милиции. Недолго он работал у нас, дела пошли хуже, и встал вопрос о его замене. Собрание проводил инструктор райкома партии Шариф Юлтимеров. По моему предложению он был избран председателем колхоза. При его работе колхоз заметно продвинулся вперед. Шариф Шаймарданович долго возглавлял хозяйство. Началось освоение целинных земель, начали сеять нужную для скота кормовую культуру – кукурузу и стали обучать колхозников способам его силосования. В решении этих вопросов шла в первых рядах молодежь. И в нашем колхозе целинниками была проделана большая работа. Для  расширения  маленьких посевных площадей, пришлось выкорчевывать растущие на полях красивые столетние деревья, кустарники. Не оставались в стороне и учащиеся. Они брали шефство за колхозными телятами, ягнятами, ухаживали за цыплятами, выращивали кроликов, собирали опавшие листья, желуди. Сбор желудей был хорошо организован в Ибраевской семилетней школе (директор Султанбаев Валиулла Гарифудллович), их опыт распространялся по всему району.

Молодежь кроме непосредственной колхозной работы показывал активность в различных культурных мероприятиях, особенно много было их в зимнее время: смотры художественной самодеятельности, рапорты-эстафеты между колхозами и сельскими советами, комсомольская учеба и т.д. Поездка в райцентр на тракторных санях туда и обратно занимала три дня. Надо сказать, молодежь умела с толком, весело, на высоком накале проводить вечера. Не обращали внимания на то, как они одеты или обуты (пиджаки с заплатами, солдатские шинели, фуфайки, старые сапоги, галоши или даже лапти), они весело плясали, пели, играли в разные народные игры. Особенно выделялась Ибраевская молодежь (заведующая клубом Накия Хамзина)- из-за их интенсивной пляски под импровизированные частушки здание клуба (бывшая мечеть) как-будто ходуном ходило. Мастерицей слагать частушки была Сахиббану, а плясовые мелодии играла на гармошке Мунира Аралбаева. Иногда привозила на лошади или на санках из деревни Серегулово хромого от рождения на обе ноги скрипача Лукмана агая. Потом его провожали до дома.

В февральский мороз 1955 года мы поехали к соседям, в деревню Кугарчи, с рапортом-эстафетой, со спектаклем и концертом (с этой программой были и в райцентре). В подготовке и проведении этого мероприятия была заслуга Рашита Салихова. Каков был энтузиазм молодежи, хочу показать на примере Яныбека Иванова: он, мариец, пел на башкирском языке песню «Сарман».

Нашему времени был присуще одно из положений марксистско-ленинского учения: критика и самокритика как движущая сила общественного развития. Критики было много. В каждой деревне, ферме выпускались стенные газеты, боевые листки, материалы обсуждались, перед людьми и принимались действенные меры. Сатирическую газету «Кармак» (удочка) вывешивали в зале правления колхоза. Показывали даже самодельные фотогазеты, а что очень задевало тех, кого критикуют.Однажды в районной газете «За коммунизм» даже появился фельетон на учителя Алабайталской школы.

Март 1955 года. Идет общее собрание колхоза, председатель говорит о возникшей критической ситуации. Оказывается, на овцеферме, находящейся в 4-5 километрах от деревни Ибраево кончились корма, а из-за сильных буранов пробиться к стогам сена на горах невозможно, как быть, что делать? Народ молчит.

Бригадир тракторной бригады Марат Шарапов - взял слово и подверг  резкой критике правление, потом, повернувшись к людям, громко спросил: «Правильно?».

В это время появился опоздавший на собрание житель деревни Алабайтал Фиклис, борода которого вся была в снегу, поднял на верх кнут и громко крикнул: «Т…о…о-р-р-р-о-с-с-с!» («Правильно!») и этим несколько оживил людей. После этого попросил слово я и обратился к молодежи: - «Давайте, комсомольцы ,выйдем на помощь нашему колхозу, завтра рано утром каждому из нас с санками, топорами, лопатами нужно идти к овцеферме, соберемся пораньше».

Члены комсокомитета присоединились к моему предложению. Утром молодежь деревни Байдавлетово стала собираться около клуба. У каждого были санки, топоры, лопаты. Я попросил директора школы Юлбарса Фатиховича заменить мои уроки. 12-15 парней и девушек вышли на дорогу. К нам присоединилась молодежь из Серегулово, Ибраево, потянулись и другие колхозники.

Пришли к ферме 30-35 человек и начали работу, некоторые протаптывали дорогу к стогам, остальные стали заготавливать агач для овец. К обеду приехал председатель колхоза, распорядился забить овцу и приготовить суп. Работали два дня, было заготовлено много древесных кормов, протопили дороги к стогам, начался подвоз сена. Вот так, вывели колхоз из тяжелого положения, работа молодежи была достойна похвалы.

В памяти также весенняя посевная 1958 года. Много было невспаханных осенних полей. Создали несколько комсомольско-молодежных тракторных агрегатов, и они начали пахать.

…Однажды после заката солнца к моему дому подошла легковая машина и стала сигналить. Вышел и вижу первого секретаря райкома КПСС Н.М. Давлетова. Открыв дверцу машины, он поздоровался со мной и говорит: «Давай, товарищ Абдуллин, руководитель молодежи, садись в машину, проверим, как проводите сев, как работают молодежные агрегаты.

Еле переехали реку Большая Сурень (там сплавляли лес), направились на поля. Едем по полю «Центральное». Почему-то не слышно гула трактора, я даже испугался. Подъезжаем к деревне Чувашское Серегулово, увидели, что около леса ходит один трактор. Подъехали. Это оказался комсомолец Константин Мочалов. Он сказал, что остальные на ужине, сейчас должны подойти. Наступила ночь, все тракторы пашут. Давлетов агай спрашивает: «Где агроном, почему его здесь не видно?» Трактористы сказали, что он утром появлялся. Поехали искать. Агроном Салимьян агай Нугуманов жил в деревне Серегулово с пожилой, больной матерью в маленьком домике с плетневым чуланчиком. Машина вошла во двор, остановилась напротив двери, осветила чулан фарой, посигналила. Открылась дверь, и на пороге появился Салимьян агай в белых подштанниках (солдатских), без рубашки, накрытый плащом, в больших старых галошах. И Давлетов говорит ему: «Айда, товарищ агроном, быстренько садись в машину».

Салимьян агай в таком виде молча сел в машину, и мы опять поехали к пахарям. Когда подъехали, секретарь райкома стал расспрашивать у агронома о качестве пахоты, о сроке завершения, хватит ли семян, как организовано питание,  а сам при свете фар измеряет линейкой глубину вспашки.

Рассвело. Солнце стало подниматься. Объездили все поля колхоза. Давлетов оставил агронома на поляне Карсаклы, а сам направился в Байдавлетово. Меня оставил около  школы, а сам поехал в сторону правления колхоза. Мне это был большой урок – весной в период сева нельзя спать.

Каждый год весной по Большой Сурени в сторону Оренбурга сплавляли лес. Кого только не было среди сплавщиков. Народ уже был приучен к их пакостям. К началу сплава, предвидя бедствия, мы по ночам установили дежурство молодежи по деревням. Был даже такой случай: в Чуваш Серегулове группа подвыпивших сплавщиков в сельском магазине устроила беспорядки, стали брать товары без оплаты, на улице обижали встречных, одного избили. Приставали к возвращающему в Ибраево Мурзабаеву Ситдику агаю. Погнались за Павлом, ворвались к нему в дом. А Павел, занимающийся охотой, не растерялся, достал висящее на стене заряженное ружье и выстрелил. Группа выбежала из дома и побежала в лес Павел сделал еще один выстрел. Деревенские парни осмелели и пустились в погоню за ними. Но беглецы исчезли в лесу. Двое сплавщиков ночью угнали приготовленную для переправы семян лодку, погрузив туда несколько мешков семян. Об этом стало известно рано утром. Бригадир Габсалям Гумеров и Париж Каримов верхом поскакали за ними вдоль Большой Сурени. Они нашли угонщиков около Богдановки. Оказывается, их остановил образовавшийся на русле реки затор, и они пытались перетаскать лодку и мешки с семенами. Увидев Габсаляма и Парижа, они все бросили и убежали. В этот же день на колхозной машине привезли и лодку, и семена. Через  несколько дней те были пойманы на станции Саракташ и привлечены к суду…

Еще расскажу о полученных мною уроках.

…Период уборки урожая, сдачи хлеба государству. Чтобы зимой постепенно возить в Саракташ, хлеб засыпали в построенные в Чуваш-Серегулове амбары.

В Серегуловской школе (в здании бывшей мечети) идёт открытое партийное собрание коммунистов. Жаркий день, окна сняты. Выступает парторг Салимьян агай. На собрание приехал первый секретарь райкома Нигмат Мурзагалеевич Давлетов. Он сидит у открытого окна, наливает из термоса чай в кружку, кладет туда кусочки сахара и пьёт, кидает играющим во дворе мальчикам кусочки сахара и посмеивается. Кажется, что его совсем не интересует то, что происходит на собрании.

А парторг продолжает выступление:

- Товарищи, давайте убранный урожай  пока не сдадим государству.

Давлетов оторвал взгляд от улицы, резко встал с места, подошёл к докладчику, с поднятым кулаком :

- Ну-ка повтори, сказал, не сдадим?

На собрании установилась гробовая тишина.

- Выполните государственный план, это наш общий главный долг, потом заложите семена, фураж. Надо заботиться  о сдаче хлеба населению.

Он говорил горячо и довольно долго.

Еще об одном случае с Нигматом Мурзагалеевичем не могу не рассказать. Мне кажется, что я нашел ответ на вопрос, каким он был человеком. Я (1955 г., лето) по комсомольским делам приехал в Исянгулово. Парень из моей родной деревни Ургин Акчурин Гизетдин, работающий инструктором райкома КПСС, встретив меня, сказал: «Фарит, мы сейчас с Давлетов агаем поедем в вашу сторону, если закончил свои дела, можешь ехать с нами».

Выехали второем, не разговоривали. Подъезжая к Тазларово, напротив зданий МТС, Давлетов агай сказал водителю: «Останови машину, подай назад». Повернулся к нам и спросил: «У кого есть мелкие деньги, дайте, пожалуйста». Гизетдин дал ему несколько мелких денег. Давлетов агай вышел из машины, подошёл к купающемуся у дороги в грязной воде, мальчишке, похлопал его по головке и положил в его ладошки мелкие деньги. Очень интересный был вид: мальчишка совсем голый, на лице светится радость, улыбается, все тело грязное, только горят глаза и белеют в улыбающемся рту зубы. Агай достал платочек и, вытирая руки, сел в машину, всю дорогу он не проронил ни слова.

Машина идет, а меня занимают разные мысли. Вот ведь как… Кто он, как будто очень требовательный, строгий, когда видит недостатки, очень сердится, строго требует. А вот этот эпизод показывает его совсем другим.

Видимо, так, видимо, Нигмат Мурзагалеевич очень любил милых и озорных деревенских мальчишек, видимо, знал, что они живут в трудных условиях, у него болела душа за них. Такая ведь была жизнь: КПСС в первую очередь требовала обращать внимание на решение подъема сельского хозяйства. В нашем районе Нигмат Мурзагалеевич работал долго (его народ называл «Давлет агай»), пользовался высоким авторитетом среди людей.

У меня давно зародилось желание получить высшее образование, однако увлеченность работой все не отпускала меня. И вот в мае 1956 года поехал в Уфу учиться заочно в пединституте. Сдал вступительные экзамены и начал учится в филологическом факультете Башкирского педагогического института. Из роно дали путевку в Уфимский дом отдыха, ежедневно хожу пешком на лекции (автобусного маршрута тогда не было). В группе больше девушек, одну из них избрали старостой. Однажды в субботу на лекции не пошел. В понедельник староста говорит:

- Вы ведь Фарит Абдуллин, почему в субботу не были на лекциях? Один человек искал вас.

В это время с вопросом «Абдуллин есть?» появился в аудитории незнакомый человек. Он сказал мне: «Я из обкома ВЛКСМ, вас вызывают туда, идемте скорее». Мы вышли на улицу. Там стояла машина «Победа», и мы поехали в обком. Меня угнетали разные мысли, мне сказали зайти к первому секретарю обкома комсомола Мигранову Раису Хадиевичу. В его кабинете были ещё двое. Потом я узнал, что это были секретари обкома Ивлев и Рыленко. Мигранов встал, за руку поздоровался со мной и сказал:

- Товарищ Абдуллин, райком партии велит быстро вернуться в Исянгулово, завтра там объединяют Абзановский и Зианчуринский районы, вы член районного комитета ВЛКСМ, кандидат в члены партии, требуют, чтобы вы возглавили объединенную районную комсомольскую организацию, быть первым секретарем. Мы согласились, наш инструктор Елена Кислякова в Исянгулове, встретитесь, поговорите, она всё объяснит. Сейчас же нужно выехать, желаем успехов, счастливого пути, до свиданья.

На поезде Уфа – Кумертау утром приехали в Кумертау вместе с районным комсомольским работником Салимовым Аблом Хамитовичем. Потом в 11 часов приехали в Исянгулово на грузовой машине, грязными.

…На улице народа много. Есть знакомые. Мне говорят: «Фарит, тебя ждут в райкоме, иди скорее». Стряхнул пыль с одежды, во дворе кое-как вымыл руки и лицо и пошел в райком. Заведующий организационным отделом Гатиатуллин коротко рассказал, что сегодня состоялся пленум райкома партии, что первым секретарем избрали Яхина Нуриса Ахметовича, что Давлетов Н.М. утвержден председателем райсовета. Потом вместе пошли в кабинет первого секретаря. На бюро мне много вопросов не задавали. Н. Яхин, стоя, дал некоторую информацию обо мне и сказал:

- Товарища Абдуллина рекомендовать первым секретарем райкома ВЛКСМ.

Члены бюро выразили свое согласие голосованием. На бюро была и инструктор обкома ВЛКСМ Елена Кислякова. Потом вместе пошли в комнату райкома комсомола, познакомились, немного поговорили, пошли в зал заседаний, где было много молодежи. Это члены пленумов двух райкомов. Заседание совместного пленума вела Кислякова. Она вкратце рассказала  об объединении районов, о задачах комсомольцев, перешла к выборам. Меня избрали первым секретарем, а бывшего первого секретаря Абзановского райкома Макаева Ирека вторым секретарем. Членами бюро избрали заведующего отделом культуры А. Байгузина, заведующего роно М. Байназарова, руководителем райспорткомитета В. Итбаева, руководителя ДОСААФ Н. Слепых, работника райвоенкомата Ф. Баскакова, инструктора райкома партии П. Ефстифеева.  После пленума позвонил Н.А. Яхин и сказал, что сейчас выезжаем по району  для знакомства.

С нами ездила Е. Кислякова. Были в каждом колхозе, говорили с председателями, парторгами, агрономами, зоотехниками, а я знакомился  с секретарями комсомольских организаций колхозов. Ночевали в деревне Абуляисово, у председателя колхоза Мусина, на другой день через самый дальний колхоз «Победа» (председатель Фавзия Абубакирова, комсорг Карима Юсупова) вернулись в райцентр. Эта поездка, встречи с комсоргами выявили необходимость решения многих вопросов.

Вот так неожиданно включился в руководство районного масштаба. А семья обо мне не знает, супруга моя Камария Зайнулловна с сыном Азаматом у своих родителей, в деревне Тулибаево Кугарчинского района, телефонной связи нет. Несколько дней обитал у знакомых и родных. Потом дали квартиру, Камарии Зайнулловне дали уроки математики в Исянгуловской средней школе. Так началась наша новая жизнь.

Работы много: в деревнях идет заготовка кормов для скота, областной комитет объявил социалистическое соревнование среди районов, создание молодежных бригад, подготовка к уборке кукурузы на силос, создание молодежных агрегатов, еженедельное подведение итогов соревнования молодых доярок и торжественное вручение им переходящих вымпелов.

Особенно нелегким было  выполнение решения по обмену комсомольских документов, потому что по указанию ЦК ВЛКСМ каждый комсомолец должен был получить новый комсомольский билет в торжественной обстановке в райкоме, через бюро. Обеспечение приезда комсомольцев из деревень в райком было слишком трудным. Транспорта нет, на лошадях – расстояние слишком большое. Это дело оставлять на зиму нельзя. Рассмотрев этот вопрос на бюро, инструкторы (Бикбаев Нагим, Салимов Абл, Юмугузин Сарвар)решили сами на двух лошадях ездить по деревням. Одновременно занимались распространением денежно-вещевой лотереи, выпущенной Центральным Комитетом комсомола в связи с предстоящим Всемирным фестивалем молодежи и студентов в Москве. Прибавилась еще одна задача:  проведение в июне 1957 года в Уфе торжеств, связанных с 400-летием присоединения Башкортостана к России. Нужно было проводить разъяснительные работы об этом,   смотры  художественной самодеятельности. С этим были связаны прием рапорта-эстафеты из Зилаирского района и сдача его со спектаклем и концертными номерами.

Активно участвовали в подготовке концертных номеров директор РДК. Арсланов, сотрудники РДК Сайда и Галим Байчурины (баянист), заведующая детским садом Фатима Гарифуллина, кураист Нижметдин Хасанов, певцы Магафур Исмагилов, Иншар Султанбаев, плясунья Зайнап Сайфуллина (библиотекарь из деревни Абуляисово) и др. Эстафету в торжественной обстановке, прочитав рапорт перед зрителями, вручили первому секретарю Кугарчинского райкома комсомола Насрулле Рахматуллину и секретарю Александру Песчаскину. Хотя в РДК (в бывшем здании мечети) было прохладно, концерт  состоялся.

Мне поручили возглавить делегацию в Уфу на торжества, связанные с 400 – летием присоединения Башкортостана к России. Делегация  должна была состоять из передовых доярок, механизаторов, талантливых участников художественной самодеятельности. Подготовкой этого списка и сбором людей занимался второй секретарь райкома комсомола Хурмат Фахретдинов. Выехали на грузовой машине отдела культуры ГАЗ – 51. Проехав Толбазы, остановились на ночлег в поле, разожгли костер, приготовили чай. Утром выехали в Уфу. Под мостом через Агидель помылись. Хотя костюмы были невысокого качества, переоделись. На одной остановке в нашу машину поднялся один агай маленького роста в белых льняных брюках, в белом пиджаке. Со словами «ой, башкиры мои!»он сел между нами. До обкома комсомола мы даже не знали, кто он такой. Встретивший нас работник обкома обратился к нему с удивлением:

- Что, Сагит агай, вы тоже приехали с Зианчуринцами?

Только тогда мы узнали, что это был любимый писатель Сагит Агиш. Нас разместили в общежитие лесотехникума.

Сопровождающей нас была назначена красивая девушка-башкирка. Праздник прошел очень хорошо, много было кураистов. Особенно по душе пришлись плясуны совхоза «Байрамгуловский». Нашим девушкам понравились их платья.

Тогда молодежь работала в сельском хозяйстве засучив рукава. В 1957 году заняли в соревновании по заготовке кормов второе место по республике и были награждены мотоциклом «ИЖ-49». Я сам был удостоен медали «За освоение целинных и залежных земель».

В марте 1957 года в колхозе «Путь Ленина» Куюргазинского района обком комсомола провел недельный семинар секретарей райкомов и колхозных комсомольских организаций.

Сегодня немало хулителей комсомола, старающихся видеть только отрицательные стороны его деятельности. Но нельзя перечеркнуть историю. Говорят же, без прошлого нет будущего. Поэтому хочу сказать, что к прошлому нужно быть внимательным, уважительным. Ведь в советский период молодежь получала уроки жизни в рядах комсомола.

 

Фарит Абдуллин, пенсионер, труженик тыла

с. Мраково

Фото из архива автора.

 

Перевод с башкирского языка Хурмата Фахретдинова.