Последние новости

Вход для пользователей

Тайны горы Кутукай. О подвиге шахтеров Абзелила в годы Великой Отечественной войны

Самым привлекательным местом Абзелиловского района является озеро Якты-Куль с его здравницами, природными и историческими памятниками. 
Эти места до сих пор хранят память о героическом подвиге тружеников тыла в годы Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.). 
Вот гора Кутукай. На её склонах и сейчас можно разглядеть следы этого подвига. Они как незажившие раны, как глубокие шрамы остались на теле и подножье Кутукая. 
В 30-е годы прошлого века, когда агрессивные силы империализма начали вынашивать планы второй мировой войны, в мире резко возросли поиски марганцевых месторождений, экспорт и импорт стратегического сырья металлургической промышленности для производства броневой стали. 


Гитлер требовал тогда от своих дипломатов и экономистов первоочередного выполнения лишь двух задач – срочных поставок марганца и хлеба. Представитель одного из крупнейших американских сталелитейных концернов Джирдлер, выступая перед воротилами капиталистического мира, пророчески сказал: «Он (имеется в виду марганец) нам, пожалуй, окажется дороже золота в минуту войны». Все знали, что без него не получить металла, способного превратиться одновременно и в оборонительный щит и в разящий меч. 
Для меньшей зависимости вновь созданных металлургических баз Урала и Сибири от привозного марганца из Украины и Закавказья, советским правительством была поставлена задача организовать разведку и добычу его на месте. 
К моменту принятия Совнаркомом СССР постановления «О развитии промышленности Башкирской АССР» в республике имелись и теоретические и практические наработки. Научный трактат «Марганцево-рудная проблема Башкирии в системе Урало-Кузнецкого комбината», изданный Академией наук СССР в Москве, стал толчком к решению данной проблемы. Автор – талантливый инженер-геолог Туканского рудоуправления С.А. Куликовский на основе многолетних изысканий, расчетов, сделанных им на базе поисковых работ Башкирского геолого-разведочного треста, Магнитогорской геолого-разведочной базы, института прикладной минералогии доказал, что Южный Урал и в частности его башкирская часть, должны стать базой марганцевого сырья. 
В соответствии с решением Совета Народных Комиссаров во второй пятилетке на Урале должно было выплавляться до 10–12 млн. тонн стали. Потребность уральцев в марганцевой руде определялась в 600 тыс. тонн. 
Открыв первые месторождения у села Кусимово, затем возле сёл Ниязгулово, Елимбетово и Уразово Учалинского района, С.А. Куликовский помогал молодым геологам Башкирского геологического треста, работавшим в Зауралье, в выборе главных направлений поиска. 
В 1937 году, через год после кончины первооткрывателя марганца, в район Кусимово приезжает большая группа геологов и буровиков, перед которыми была поставлена четкая задача: в минимальные сроки провести детальную разведку Кусимовского и Елимбетовского месторождений. В группу, возглавляемую С.Х. Тумановым, входили геологи Н.Ф. Шахмаев, К.А. Лазарев, Х.Р. Еникеев, В.В. Моргунов, А.Н. Фонарев и др. 
К началу 40-х годов геологи республики передали металлургам группу других месторождений, расположенных вокруг Кусимовского рудника. От станции Смеловское, соединяющей этот район с Магнитогорским комбинатом, до Кусимово была проложена железная дорога. 
С началом Великой Отечественной войны, когда Магнитка лишилась возможности завозить марганцевые руды со знаменитых Никопольского и Чиатурского месторождений, все технические и людские ресурсы страны были брошены на разработку и добычу местного сырья в том объеме, который был необходим для производства броневой стали. 
2 июля 1941 г. ЦК ВКП(б) принял решение вывезти на Магнитогорский комбинат крупнейший в стране бронепрокатный стан, находившийся на Мариупольском заводе имени Ильича. Таким образом, в случае успешной переправки стана на новое место, организации ускоренной добычи местного марганца в Кусимовском рудоуправлении Абзелиловского района решалась проблема выпуска уральского броневого листа, идущего для изготовления танков, самолетов и снарядов. 
Графики добычи и поставки руды Кусимовского рудоуправления были взяты под жесточайший контроль. 
…А с фронта приходили мрачные вести. И все чаще из Магнитки раздавались тревожные звонки. 
– Ничего не жалейте для проходчиков шахты! – гремел в трубке телефона голос директора металлургического комбината Григория Ивановича Носова. Отдайте им все, что есть, только бы не остановить работу. Если к зиме не развернете как следует добычу марганца, комбинат окажется на грани остановки. Объясните это людям! Но люди и без особых разъяснений все это прекрасно осознавали. 
К осени 1941 года, когда взамен отстраненного начальника рудоуправления П.Ф. Коновалова приехал из Белорецка Алексей Иванович Павлов, поселок напоминал прифронтовую линию. Люди в полном смысле вгрызались в землю: прибывшие новобранцы, которым не хватило места в бараках, строили на зиму землянки, кайлами, ручными металлическими бурами и лопатами долбили шурфы для закладки взрывчатки. После взрывных работ «выдавали на гора» руду. 
Особенно тяжелой была первая военная зима. А.И. Павлов – потомственный металлург, коммунист с дореволюционным стажем, активный участник революционных событий в г.Белорецке, человек, имеющий большой опыт организаторской и хозяйственной работы, даже он засомневался в выполнении правительственных заданий. 
Смогут ли обещанные райкомом партии сто человек из колхозов без техники отрыть шахту, да еще в таких тяжелых горно-геологических условиях, какими отличалось Кусимово. 
Когда А.И. Павлов с первым докладом поехал к директору комбината Г.Н. Носову, хотя очень волновался, но был уверен, что ему обязательно помогут. Николай Семенович Патоличев, в военные годы бывший первым секретарем Челябинского обкома партии, в после войны – министр внешней торговли СССР, вспоминает: «Г.И. Носов… это выдающийся металлург, строгость характера сочетается в нем с душевностью и простотой русского человека. Металлургия Урала в годы войны неотделима от имени Носова» (Н.Г. Патоличев. Испытание на зрелость. М., 1977). Кстати, у директора Магнитогорского комбината была прямая связь не только с Наркоматом тяжелой промышленности СССР, но и с Верховным Главнокомандующим. 
Выслушав доклад начальника рудоуправления Павлова, Г.И. Носов передал ему последний разговор со Сталиным, касающийся его беседы с послом США в Советском Союзе Гарриманом и английским послом Бивербруком. Когда в очередной раз союзники отказались срочно решать проблему поставки в СССР броневой стали для производства танков и самолетов, И.В. Сталин заявил, что пройдет немного времени и Советский Союз сам наладит выпуск броневой стали на востоке страны и будет иметь соответствующие присадки для её получения. 
– А присадки эти вам известны – марганец, марганец и марганец… Что же мы ответим товарищу Сталину, всему миру, который смотрит на нас с надеждой? Немцы под Москвой. А на комбинате у нас из-за нехватки марганца начинают добавлять в шихту детали, сделанные из легированной стали и взятые с запасного оборудования. 
Вот такая обстановка, Алексей Иванович. Из этого сделайте сами выводы. Что касается проходческой техники, то обещаю помочь. Об этом сообщу. И постараюсь приехать. Так и вернулся в Кусимово А.И. Павлов ни с чем. Оставалось одно – надеяться на энтузиазм и силы людей. 
Основной объем руды добывался в Кусимово. Круглосуточно в три смены 30-40 человек по подземному коридору (штольне) шли в штреки: на ногах резиновые сапоги или валенки, обутые в резиновые галоши, в ватных брюках и фуфайках, поверх них брезентовая роба, на голове шапка-ушанка. Каждый, кто шел на смену, в руках нес шахтерскую лампу-карбидку. Она была единственным источником освещения как в штольне, так и на участке работы. К концу 41-го года у забойщиков появились пневматические отбойные молотки, но бурили шурфы для закладки аммонала (взрывчатки) без привода воды. В конце каждой смены, после предупредительной сирены и выхода людей на поверхность, производили взрывные работы. 
Рабочие следующей смены грузили отдельно марганцевую руду и пустую породу в железные вагонетки, коногонщики в сцепках из 4–5 вагонеток с помощью пары лошадей, запряженных «гуськом», по узкоколейке вывозили содержимое на поверхность, сваливали в специальные отвалы вдоль железнодорожного тупика погрузочного участка. Затем по железной дороге – паровозный тягой прямым ходом на меткомбинат. 
Забойщики постоянно работали в густом тумане пыли и дыма, заполнявшем каменный мешок забоя. Трагедия была в том, что люди хорошо знали, что в этих условиях они обречены на тяжелейшее заболевание – силикоз. Попавшая в легкие человека кремниевая пыль постепенно превращается в сцементированные комочки. Они затрудняли дыхание, и все чаще у людей повторяются приступы удушья. В такие моменты шахтеры ложились тут же в забое на землю и, громко кашляя, сплевывали сгустки, терпеливо ждали, когда приступ закончится, и вновь продолжали работу. За пять лет войны и один год послевоенный силикоз свёл в могилу практически всех кусимовских шахтёров в возрасте 45–55 лет. 
Рудник медленно, но неуклонно наращивал добычу. И вот … первое радостное сообщение от металлургов Магнитки. 
«Горячо поздравляем рабочих, инженерно- технических работников достигнутой победой – досрочным выполнением годового плана по Кусимовскому руднику. Мобилизуйте коллектив на добычу сверх плана до конца года минимум 4 тыс. тонн руды. Уверены, что еще шире развернете соревнование, самоотверженным трудом добьетесь больших успехов в выполнении оборонных заказов, примите все меры, чтобы строительство Елимбетовской шахты было закончено в 1942 году». Телеграмму подписали директор комбината и парторг ЦК. 
На трудности горняцкого дела накладывались десятки других не менее важных житейских проблем: сиротство и многодетные семьи фронтовиков, обеспечение местной школы дровами и продуктами питания. В критические моменты решающую помощь руководству рудника оказывали партийные органы, в том числе и небольшая местная партийная организация. 
Мой отец – Бикметов Ахметшариф Хужахметович, в дореволюционное время – старатель золотых приисков братьев Рамеевых, учитель, с 20-х годов прошлого века – один из первых юристов Башкирского Зауралья, более 10 лет проработал народным судьей в Абзелиловском, Белорецком, Учалинском районах, перед началом войны – в политотделе совхоза «Янгельский». В военное лихолетье он возглавлял партбюро Кусимовского рудоуправления. И наша однокомнатная квартира в двухэтажном бараке служила местом сбора местных коммунистов, которые решали многие житейские проблемы поселка. Организованное подсобное хозяйство обеспечивало картофелем и овощами многодетные семьи и столовую, выращенным овсом кормили шахтерских и других лошадей конного парка рудника. Члены партбюро систематически обсуждали ход военных действий на фронтах ВОВ, важнейшие участки побед Красной Армии и продвижение фронтов отмечались красными флажками и стрелками на большой карте, висящей в нашей квартире. Невольно и я в шесть лет стал агитатором: по заданию отца в общественных местах расклеивал листовки с информацией о событиях на фронте и в рудниках. 
На Кусимовском руднике уже в первые годы войны зародилось движение по созданию женских и молодежных шахтерских бригад взамен ушедших на фронт забойщиков. Постоянно поддерживалась письменная переписка шахтеров со своими земляками, бывшими металлургами и горняками. Обращения фронтовиков использовались для мобилизации шахтерских бригад. 
В июле 1943 года газета «Правда» отмечала, что за первое полугодие металлургические заводы получили марганцевой руды в 10 раз больше, чем в 1940 году. Подчеркнем: в 1942 году уральская промышленность уже производила сто процентов тяжелых и 60 процентов средних танков от общего их производства в стране. 
Обсуждая выступление «Правды», коммунисты Кусимовского рудника обратились ко всем горнякам Башкирского Зауралья превратить каждый забой во фронтовой участок. В обращении говорилось: «То, что сегодня добыто на наших рудниках, завтра будет выплавлено в мартенах, обжато в блюмингах, пропущено через валки прокатных станов и очень скоро заговорит на фронтах языком снарядов. Так внесем же в это священное для спасения Родины дело свой достойный вклад!». Вскоре многие шахтерские бригады, возглавляемые уже известными асами – Максимом Гавриловым, Александром Филатовым, Ахмадуллой Саитовым, Мусой Зекриным, Николем Помилуйко – стали бороться за почетное звание военных гвардейских бригад, а для этого за смену обязались выдавать на-гора не менее 20 тонн руды вместо 15. Большую работу развернули женсоветы по сбору теплых вещей защитникам Ленинграда и Сталинграда, где воевали наши земляки. 
Быстро рос вклад горняков Башкирского Зауралья в решение марганцевой проблемы. 
К середине 1942 года вошла в строй вторая по мощности шахта в Елимбетове, значительный вклад в общую копилку внесли коллективы Ниязгуловской, Биккуловской и Таштимировской шахт. 
О сплоченности, самоотверженной работе всего населения кусимовцев свидетельствует такой факт. Сильный снегопад, запуржило, завыли страшные в этих местах метели на несколько дней. Все замерло, затревожился диспетчер: был уже полдень, а утреннего паровоза из Магнитки не было. Зато пулеметной очередью застрочили телефонные звонки с комбината. «Телеграфируйте, окончание погрузки и сколько отправляете руды, доменные печи под угрозой остановки… Стало ясно, что паровоз застрял в пути. Три вагона, находящиеся в тупике, были уже загружены, а порожние стояли на основном пути. Как поменять в отсутствии паровоза местами эти вагоны?... Начальник рудника принимает мгновенное решение, созвать всех взрослых людей поселка, вытолкнуть поочередно из тупика груженые вагоны, на их место загнать порожняк и организовать погрузку. 
Сейчас, в век новых технологий, современных транспортных и погрузочных средств, трудно поверить, но тогда люди, жившие с одной целью – «все во имя победы», в течение суток выполнили план, предложенный начальником рудоуправления. 
Через сутки застрявший из-за пурги паровоз на комбинат доставил двойную порцию марганца. 
В разгар войны даже в глубоком тылу – на Урале – пересекались линии фронтов. 
Ранним утром в декабре 1942 года заночевавшего в рабочем кабинете директора Г.И. Носова разбудил рокот моторов грузовиков. А через минуту, появившиеся у дверей офицер, докладывал: «Товарищ директор! По распоряжению Сталина со Сталинградского фронта в ваше распоряжение прибыл автобатальон из 200 машин для вывозки руды из Уразова». 
Данный рудник располагался в более чем в 100 километрах от Магнитки, содержание марганца в руде здесь было намного больше, чем в других освоенных рудниках. Приезжавший за две недели сюда с инспекторской проверкой нарком тяжелой промышленности Тевосян распорядился: «Немедленно начать добычу руды, мобилизовать лучших специалистов с других рудников». Что касается транспорта по ежедневной вывозке на комбинат сырья он взял на себя. 
Как видно, вопрос был решен на самом высоком уровне. Это надо было понять! Под Сталинградом решалась судьба Родины, и в такой критический момент крупное соединение отправляют сюда на рудники. С какой же надеждой смотрела страна на труд горняков и металлургов, как высоко оценивала важность их работы. Именно благодаря этим неординарным мерам руководства страны, героическим усилиям сталеваров, прокатчиков, рудокопов Урала, в т.ч. и Башкирии Красная Армия получила в свое распоряжение знаменитые и легендарные: танк Т-34, танки «ИС», превосходящие по всем боевым и техническим показателям немецкие, в т.ч. и «Тигры». 
Николай Семенович Патоличев в своих воспоминаниях о военных днях Магнитки писал: «Каждый третий снаряд и броня каждого второго танка сделаны из магнитогорской стали…». А мы с гордостью можем добавить: «Крепость этой стали придавали шахтеры -абзелиловцы». 
Несмотря на все трудности и сложности военного времени, жизнь после весны 1943г. изменялась к лучшему. В Кусимовском рудоуправлении стали перевыполнять доведенные задания, ритмично стала работать и Елимбетовская шахта, запущенная в конце 1942г. Инженерно-технические работники, эвакуированные с Кривого рога (Украина) помогали в обучении новых кадров для рудников. С 1944 года все больше стали возвращаться с фронта по ранению бывшие шахтеры. И вот… наконец долгожданная победа! 
По этому случаю, кроме Первомайской 45-го, в Кусимово была проведена специальная демонстрация, посвященная Дню Победы с приглашением представительства из других рудников. 
В первых рядах демонстрантов шли гвардейцы военных шахтерских бригад- ассы шахтерских дел, среди них Муса Зекрин, Ахмадулла Саитов, Александр Филатов, Николай Помилуйко, Михаил Смирнов, Максим Гаврилов, Сулейман Шагбалов, Янсагит Янзигитов, Паликарп Полуэктов, Замесин, Рысьян Усманов, Валиахмет Сагитов, Хужиахмет Кужахметов, Фасхетдин Гильманов, Габдрашит Саматов, Тайфур и Гайфур Гайсины, Хужиахмет Фаизов и многие другие. 
Рука об руку вместе с рабочими шли и руководители: начальник рудоуправления А.И. Павлов, бессменный комиссар военных лет А.Х. Бикметов, кавалер ордена Ленина начальник шахты М.И. Кузенков. Каждый в душе мысленно прокручивал все то, что пережил и делал за годы войны. Вместе со взрослыми радовались долгожданной победе и мы – дети войны. 
Только Якты-Куль – свидетель военного лихолетья был спокоен, как будто ничего у его берегов не произошло. А ведь что было! Минуло четыре с лишним года с тех пор как здесь, за тысячи верст от фронта, развернулась битва за укрепление броневого центра Родины. Более 300 тысяч тонн марганцевой руды дали металлургам Магнитки шахтеры Кусимово, Уразово, Ниязгулово, Елимбетово- этих мало кому известных в стране башкирских сел. Три сотни тысяч тонн! Это несколько тысяч железнодорожных составов! 
Практически без специальных механизмов, надежных источников электрической и тепловой энергии, в основном за счет неимоверных физических усилий человека, вырывалось из глубины недр это драгоценное, как жизнь, руда. 
Рудоуправление после войны постепенно свертывало свою деятельность. Кусимовский рудник закрылся последним в 1957 году. 
К сожалению, вплоть до конца 60-х годов прошлого века, мало, что было известно широкому кругу людей в Башкирии о подвиге шахтеров военных лет. Информационный прорыв в этом плане сделал замечательный журналист, большой души человек, патриот республики, знаток ее промышленности Серафим Яковлевич Вайсман. 
В 1968 году в результате большой исследовательской работы по истории марганцевых рудников Абзелиловского района в 3-х номерах газеты «Советская Башкирия» опубликовал документальную новость «Кусимовский плацдарм». Затем совместно с отделом пропаганды и агитации Абзелиловского райкома КПСС на Башкирском телевидении С.Я. Вайсманом была организована специальная передача, где приняли участие, оставшиеся в живых шахтеры и другие свидетели тех лет. 
В 1985 году по рекомендации III съезда писателей Башкирии, на котором с предложением написать кому-либо из писателей книгу о подвигах шахтеров представилось возможность мне, автору этого материала, через год С.Я. Вайсман издал книгу: «Там у горы Катукай». 
По его же инициативе, при поддержке руководства Абзелиловского района и Совета ветеранов Кусимовского рудника (председатель, ветеран ВОВ В.Я. Ягудин), Магнитогорским металлургическим комбинатом в Кусимово был уставлен памятник в честь павших воинов и шахтеров, работавших в годы войны и умерших от профессиональной болезни – силикоз 
Через 2 года – 70-летие Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Много воды утекло за это время. Были взлеты и падения у нашей страны. К сожалению, нет теперь могучего Советского Государства – многонационального СССР. Но это другая история. А вот места, где жили и трудились Кусимовские шахтеры, тоже изменились до неузнаваемости. 
По берегам Якты-Куль расположены: красавец –санаторий Башкортостана «Якты-Куль» и множество здравниц, баз отдыха, кемпингов, горнолыжный комплекс ООО «Металлург». Помимо отдыхающих стационарно на базах отдыха, сюда круглый год приезжают в выходные дни и будни тысячи и тысячи туристов, молодежи. Теперь поселка военного времени почти нет. Но сохранилась как память, небольшая часть бараков, здания пекарни, бани, конторы рудоуправления. 
«Детей войны», когда мы оказываемся на этой земле, овладевает какое-то странное чувство. Кажется, что шевелится, тяжело вздыхает под тобой, буд-то пытается еще о чем–то рассказать, что-то спросить, не желая смириться с тем, что участь ее остановиться в безмолвии. 
А подойдя к памятнику шахтеров, внезапно вспыхивает пламя бесконечной благодарности людям, которым мы обязаны жизнью. Хотелось, чтобы пламя это горело вечно. Содеянное во имя человека забвению не подлежит. 

 

 Бикметов Мират,

 

первый секретарь Абзелиловского РК КПРФ 

Обсуждение закрыто

Код нашего баннера

<a href="http://www.kprf102.ru/" target="_blank"><img src="http://www.kprf102.ru/images/kprf.jpg" alt="Башкирское отделение политической партии КПРФ" title="Башкирское отделение политической партии КПРФ" height="100" width="228"></a>

ВидеоКанал