Последние новости

Вход для пользователей

Гиена восточной Европы. Довоенная Польша была государством с агрессивной внешней и свирепой внутренней политикой.

В мае этого года исполняется 70 лет великой Победы нашего народа над фашизмом и спасения Красной Армией народов Европы от уничтожения.  Ещё пару десятков лет назад никто и подумать не мог, что государственные деятели Польши, за освобождение которой отдали свои жизни 600 тысяч советских солдат, начнут подвергать сомнению эти непреложные факты и поливать грязью нашу страну. Но после начала известных событий на Юго-Востоке Украины польских чиновников окончательно «сорвало с катушек», а Польша стала главным поджигателем антироссийских настроений в Европе.

 

                                          Польский ГУЛАГ для россиян

Только в этом году, сначала в январе министр иностранных дел Польши Гжегож Схетина в прямом телевизионном эфире всерьез утверждал, что лагерь смерти Освенцим освободили вовсе не советские, а украинские войска, а в феврале уже глава бюро национальной безопасности генерал Станислав Козей начал запугивать своих соотечественников неминуемым «русским вторжением». Перечисленные эпизоды  являются звеньями бесконечной цепи клеветы со стороны политических деятелей соседней страны в последние годы. И это несмотря на то, что именно благодаря Советскому Союзу сегодня существует польское государство.

Любимая тема польских властей и ангажированных историков – «Катынь».  Во многих тамошних городах и местечках имеются улицы «жертв» или «героев» Катыни, а в польских СМИ на эту тему развернута самая настоящая гебельсовская пропаганда. Между тем, под Смоленском давно действует мемориальный комплекс, посвященный памяти жертв катынских расстрелов. И в тоже время польская сторона категорически отвергает факт целенаправленного и сознательного уничтожения в начале 1920-х режимом Юзефа Пилсудского около 83 тысяч пленных красноармейцев в своих концлагерях. Стшалково, Вадовицы, Домба, Брест-Литовск, Тухоли – вот далеко не полный перечень этих лагерей смерти в «ясновельможной» Польше. «Польский архипелаг ГУЛАГ» – так смело можно назвать эту систему лагерей в восточно-европейском детище Версальского мира.

Польский лагерь пленных красноармейцев 1920 г.

 

Особенно выделялся тухольский лагерь, где было уничтожено только по официальным польским данным от 1922 года 22 тысячи наших соотечественников. Могильник безвинно загубленных там советских солдат, а по другому это место историки и назвать не могут,  располагается неподалеку от Кракова между цементным заводом и стоком нечистот(!). По воспоминаниям чудом выживших там людей, через год около половины узников, среди которых были и женщины, заболело туберкулезом и другими тяжелыми болезнями, и большинство потом скончалось.

Неотапливаемые бараки, полуразрушенные землянки, страшная антисанитария, издевательства охранников, пытки и унижения…

- Арестованных ежедневно выгоняют на улицу и вместо прогулок обессиленных людей заставляют под команду бегать, приказывая падать в грязь и снова подниматься, - писал 6 января 1922 года полпред РСФСР в Польше Лев Карахан. – Если пленные отказываются ложиться в грязь или если кто-нибудь из них, исполнив приказание, не может подняться, обессиленный тяжелыми условиями своего содержания, то их избивают прикладами.      

На запросы о бесчеловечных условиях и издевательствах польский министр иностранных дел тех лет Евстафий Сапега отвечал, что «того требует честь и достоинство Польши». 

В 1998 году Гепрокуратура России обратилась к властям Польши с просьбой о возбуждении уголовного удела по факту гибели в польском плену 83 500 пленных красноармейцев в период 1921-1922 годов. Но польские начальники ответили, что достоверно, мол, установлен факт смерти «всего лишь» 16-18 тысяч военнопленных по причине «общих послевоенных условий» и что никаких «лагерей смерти» и сознательном уничтожении там людей не может идти и речи.   В качестве оправдания жестокости тогдашних польских  властей сейчас приводится и довод о том, что до 1925-го года Польша не была связана международными соглашениями, касающихся Красного Креста, Гаагской конвенции и т.д. и из-за этого, мол, и возникали подобные казусы.

Реальная причина была в другом. Созданное в 1918 году руками Антанты польское государство, мнило себя наследником Речи Посполитой, руководители которой мечтали создать великую Польшу «от моря до моря» и с самого начало предприняло агрессию против нашей страны. Но когда паны едва унесли ноги в советско-польской войне 1919-1920 годов, то её руководители «отыгрались» за свои страхи на попавших в польский плен красноармейцах. Их положение в польских лагерях смерти мало чем отличались от положений узников гитлеровских лагерей через 20 лет. Только, что в крематориях не жгли и в газовых камерах не травили.     

Особое раздражение поляков вызывает то, что в 1939-1940-х годах органы НКВД СССР довольно эффективно выявляли среди пленных польских военнослужащих и полицейских тех, кто был причастен к репрессиям в отношении советских военнопленных и к антисоветской подрывной деятельности. Теперь эти люди стали «невинными жертвами» сталинизма. И сейчас любые попытки российской и польской общественности восстановить историческую справедливость и установить памятные знаки жертвам пилсудчины всречают неизменное и категоричное противодействие. Так, например, мэр Кракова Яцек Майхровски заявил, что «мы не собираемся чтить память русских жертв, как мы чтим память немецких солдат, погибших на польских землях».

                                                   Дорожка Сталина

После закрытия лагерей для советских военнопленных польские изуверы и заплечных дел мастера не остались без работы. В 1920-е в польском государстве установился режим «санации», т.е. «оздоровления»  в главе с диктатором Юзефом Пилсудским. В тюремные застенки были брошены тысячи политических противников и инакомыслящих, в том числе те, кто боролся против принудительного ополячивания белорусского и украинского народов. Апофеозом этого было создание в 1934 году в белорусском городе Береза-Картузская одного из самых жутких концлагерей 20-го века. Об этом тоже очень не любят вспоминать современные польские историки и государственные деятели.

Для того чтобы попасть в лагерь не нужно было никакого судебного решения. Согласно распоряжению президента Польши Игнацы Мосцицкого, завизированного фактическим главой государства Пилсудским, решение об изоляции там людей принимала общегражданская администрация. Даже подобия «особых троек НКВД» не существовало и приговором польские власти себя не обременяли. «Железный нарком» Ежов с его формальностями отдыхает. Номинально установленный трехмесячный срок заключения, администрацией лагеря мог продлеваться сколь угодно долго.   

Здесь в Картузо-Березе на территории нынешней Белоруссии был польский концлагерь.

Главной задачей  «учреждения» было сломить морально и физически человека, максимально унизить и буквально растоптать его человеческое достоинство.  Пытки голодом, грязью, нечистотами, избиение палками, ломами, заливание воды в пищевод через резиновые шланги, изнурительные и бессмысленные физические упражения… Передвигаться по лагерю узники могли только бегом. Экзекуциям наравне с мужчинами подвергались женщины и подростки.

Особенно доставалось членам компартии западной Белоруссии и западнобелорусским комсомольцам. Для них специально был придуман особенный вид пыток – «красная дорожка» или «дорожка Сталина», засыпанная острыми кирпичными обломками. Красной она была не столько от цвета кирпича, сколько от залитой их человеческой крови. По ней узников заставляли ползти на локтях и коленях.

О роли и значении этого лагеря в довоенной Польше говорит такой факт, что квалификацию того или иного польского воеводы власти оценивали исходя из того, сколько людей он отправил в Березу-Картузскую.

Режим политических репрессий в польском государстве непрерывно нарастал и березо-картузский лагерь стал не справляться с возросшими «объемами» узников. Поэтому польские власти запланировали открыть ещё одно подобное «заведение» в Келецком воеводстве, но не успели.

в

Березу-Картузкую освободили в сентябре 1939 сами узники, когда тюремщики, узнав о приближении частей Красной Армии, начали трусливо разбегаться. Также как сбежали тогдашние правители польского государства, бросив на произвол 17 августа 1939 года свою страну и армию, укрывшись в Румынии.

Среди польских офицеров, полицейских и чиновников немного было «белых и пушистых» и большинство из них, оказавшись в плену у Красной Армии, вполне заслуженно понесло свое наказание. Судили этих нелюдей по соответствующим статьям уголовных кодексов Белорусской и Украинской ССР.

 

                                                  «Евреев в Освенцим!»

До войны в Польше проживало 3,3 миллиона евреев, которые были существенно ограничены в правах по сравнению с поляками и подвергались национальному и религиозному угнетению также, как белорусы с украинцами.  После захвата Польши вермахтом часть польского населения начала активно сотрудничать с гитлеровцами для скорейшего «решения еврейского вопроса»: убивать, грабить, доносить «куда следует»… Одна резня в городке Едвабне в июле 1941 года чего стоит. Там были убиты по разным оценкам до 1600 лиц  еврейской национальности.

Перед самым приходом советских войск в 1939 году в белорусский Гродно вице-президентом города Романом Савицким было устроено кровавое избиение жителей, в основном евреев, ожидавших прихода Красной Армии. Активное участие в этом приняли отступавшие солдаты и офицеры польской армии,жандармы и гражданское польское население.

Наши пограничники и военнослужащие, встретившие фашистское нападение  22 июня 1941 года, оставили многочисленные воспоминания о том, как с первыми выстрелами на границе часть поляков кинулась расправляться с евреями и коммунистами. Как и рекомендовалось позднее в гебельсовской листовке: «Бей жида – политрука...!».

Именно на территории Польши размещалось наибольшее число концлагерей, включая самый страшный из них – Освенцим. Однако польские официальные лица тоже не любят, когда им напоминают о «славном» прошлом и даже требуют называть Освенцим исключительно по-немецки - Аушвицом. После освобождения Красной Армией в январе 1945 года лагеря, командующий 1-м Украинским фронтом (и бывший комиссар в 1920-е) маршал Иван Конев приказал провести свои части через Освенцим. Лучшей наглядной агитации для наших бойцов, - с каким зверьем они сражаются, и придумать было нельзя.   

Печально, но еврейские погромы происходили в Польской Народной Республике даже после войны.

Не так давно пани прокурор Моника Рутковска рассматривала иск об антисемитских песнопениях, лозунгах и кричалках, типа «Евреев в Освенцим!» и «Евреев в газ!» во время матча футбольных команд Лех (Познань) и Видзев (Лодзь). Дело в том, что до войны в Лодзи проживало много евреев. И прокуроша не нашла ничего криминального поскольку, мол, всё происходило на спортивном, а не социальном или политическом мероприятии.   

По переписи 2011 года в Польше проживает всего 7,5 тысяч евреев, т.е. 0,3% довоенного количества. Похоже «еврейский вопрос» в Польше теперь «решен окончательно»...  

 

                                          Пакт Гитлера-Пилсудского

Ещё одна тема, на которую в нынешней Польше негласно наложено табу – «пакт Гитлера-Пилсудского», заключенный 26 января 1934-го года, который «ясновельможная» подписала в надежде поучаствовать в будущем разделе Чехословакии и в других разбойничьих акциях. По нему Польша в 1938 году захватила чехословацкую Тешинскую область. «Безудержная наглость польских фашистов!», - так назвала тогда советская пресса этот разбой.

А захвата «ляхами» путем вооруженной агрессии литовского Вильно (Вильнюса) в 1919-1920 годах с переодеванием своих солдат в красноармейскую форму или оккупации польскими войсками в марте 1939 года литовской области Мемель (Клайпеда) тоже не было? В первом случае Польшу прямо поддержали Англия и Франция, а во втором – Гитлер.

Свою долю ответственности за мюнхенский сговор и развязывание второй мировой наши соседи несут в полной мере. «Гиена восточной Европы» - так называют сейчас некоторые исследователи довоенную Польшу. Правда, в сентябре 1939-го радость от территориальных приобретений закончилась полным крахом польского государства, а заветная мечта о совместном польско-немецком походе на Восток осталась несбыточной. Правители Польши не сторговались с Гитлером по дележу шкуры ещё не убитого русского медведя. «Жадность фраера сгубила» и танки Гудериана «раскатали» государство, в котором накануне этого храбро запели:

...одетые в сталь и броню,
  Ведомые Рыдзом-Смиглы,
  Мы маршем пойдём на Рейн..."

Во время той короткой войны 8 сентября польская армия по приказу своего командования в районе города Радома применила запрещенный газ иприт, правда, совершенно бездарно.  Тем ни менее, факт чрезвычайно примечательный: даже гитлеровцы не использовали во второй мировой войне боевые отравляющие вещества. Но с тех самых пор поляки холят и лелеют миф о том, как "миролюбивую Польшу разорвали на части Гитлер и Сталин", потрясая "секретными протоколами", оригиналы которых, почему-то, до сих пор не обнародованы.

Историки подсчитали, что за время оккупации только в Вермахт было призвано 450 тысяч граждан довоенной Польши. Осенью 1939 года была проведена так называемая полицейская перепись. Каждый должен был сам определиться, кем он является: поляком или немцем и многим полякам захотелось стать полноценными подданными «Великого рейха». Несколько месяцев спустя тех, кто назвался немцем, вызвали на призывную комиссию. Впрочем, и добровольцев тогда хватало с избытком.

Кстати, 197-я  пехотная дивизия, «знаменитая» тем, что её военнослужащие в ноябре 1941 года зверски пытали, а потом казнили Зою Космодемьянскую, была сформирована в декабре 1939-го в провинции Вартеланд польского генерал-губернаторства.

Так, что не полякам нам читать мораль и учить, как жить, а лучше на себя посмотреть! Россия, в отличие от наших соседей, умеет признавать свои ошибки и выводы делать. А самое главное, имеет многовековой опыт дружного совместного проживания в одном государстве десятков национальностей. Другое дело, что на клевету и оскорбления нужно научиться отвечать жестко и бескомпромиссно. Чтоб впредь неповадно было!

Евгений КОСТИЦЫН