Последние новости

Вход для пользователей

Письмо советскому режиссеру Леониду Быкову от жителя Украины

Представляем открытое письмо великому советскому режиссеру Леониду Быкову от жителя Украины, которое он послал депутату-коммунисту А.А. Ющенко.

Жос, житель Украины 
2015-04-13 01:28 (обновление: 2015-04-13 13:26)

Как же вы не заметилиМы же сегодня над моей Украинойдрались.

А как тут заметишьТе же полядорогисела.

ЭнетА воздухДругой.А небо – голубееи земля зеленее...

 

«Будем жить, Маэстро!»

Вот уже вторая нерадостная и безысходная весна приходит в эту многострадальную страну. Страну, которую Ты так любил, Маэстро. Когда-то цветущую и самодостаточную, богатую, мощную, полную добрых, счастливых и талантливых людей. Людей из поколения,победившего в самой страшной в истории человечества войне, сломавшего хребет лютейшей твари, из всех, что когда-либо носила земля – германскому фашизму. Поколения, положившего на алтарь Великой Победы ДВАДЦАТЬ СЕМЬ МИЛЛИОНОВ человеческих жизней.

 

Бесценных человеческих жизней.

«Сейчас они своему «тигру» лапти накинут, и все наши смерти – коту под хвост…»

Страшно, Маэстро… Страшно осознавать, насколько пророческими могут оказаться сейчас, в канун 70-летия Великой Победы слова твоего героя, ефрейтора Святкина, остановившего этот «тигр» там, в 44-м, ценою своей жизни. Одной из двадцати семи миллионов.

Страшно не потому, что «они», выползшие на свет божий из забвения и ада, сегодня уже почти «накинули лапти» фашизму, снова нагло и зловеще обнажившему всему миру черную свастику на дряхлом полуразложившемся коррозийном скелете. Страшно потому, что мы, потомки великого поколения победителей, – позволили это сделать.

Страшно и больно от того, что я, выросший на Твоих фильмах, ребенком плакавший вместе с родителями на финальных кадрах Твоих «Стариков..», певший сквозь слезы «Бери шинель…», когда Ты на экране со связкой гранат выходил против этого проклятого «тигра» - я не могу Тебе объяснить, как случилось, что мы, ваши потомки, смогли это допустить.

Очень долго не получалось дописать это письмо. Разум искал и не находил слова, чтобы рассказать Тебе, что давным-давно нет уже той Великой страны. Что ее убили. Подло и коварно. Причем, убили дважды – сначала разорвав на части огромную мощную державу, разворовав ее, продав за бесценок, разменяв на дешевые фантики заморского ширпотреба, а потом взялись добивать по частям. И, если главная часть – Россия – устояла и нашла в себе силы подняться, возродиться, то младшие ее братья оказались намного слабее. Или хотели казаться слабее.

А страна, где для Тебя было голубее небо и зеленее земля – цветущая и плодородная Украина - фактически просто перестала существовать.

Маэстро, ведь Ты даже в самом кошмарном сне не смог бы представить себе тогда, в «застойных» семидесятых, через тридцать лет после победного Мая, что еще четыре десятилетия спустя, в двадцать первом, космическом веке, большинство людей в этой стране будет жить за чертой бедности, что ветераны войны будут умирать от голода в трущобах, в одиночестве, покинутые и преданные забвению, что герои, защищавшие Сталинград и штурмовавшие Берлин, будут бояться надевать в светлый праздник 9 Мая георгиевские ленточки, потому что их самих, заслонивших мир от гитлеровских орд, станут называть оккупантами, захватчиками и фашистами, а на улицах городов, которые 70 лет назад они освободили от фашистской нечисти, их будут избивать безмозглые малолетние уроды, с головы до ног татуированные свастикой.

В каком невообразимом кошмаре, Маэстро, тебе могло бы привидеться, что у Тебя на родине в числе фашистов и оккупантов окажутся Алеша Акишин, ефрейтор Святкин и капитан Титаренко со всей своей поющей эскадрильей?

У Твоей страны сейчас другие герои, Маэстро. Теперь по улицам Твоих городов маршируют бандеровские ублюдки с факелами, нацистскими флагами и портретами тех, кто резал твой народ во Львове и на Волыни, кто расстреливал евреев в Бабьем Яру, кто живьем разрывал на части младенцев – даже Die Waffen-SS содрогались от зверств, которые творили эти нелюди. Сейчас они готовы уничтожить все, что связано с советской эпохой – историю, памятники, живых людей! Это они устроили в Одессе новую Хатынь, сожгли заживо десятки ни в чем не повинных жителей города, вышедших на площадь, чтобы сказать фашизму «Нет!».

И это не бред, Маэстро! Это не кошмарный сон. Это - твоя Украина. Город у моря. Центр Европы. Двадцать первый век. Год прошел. И никто не ответил за это, Маэстро! Никто.

Потому что фашизм – это теперь официальная идеология твоей страны.

Теперь эта идеология позволяет одной части населения Украины ехать в Донбасс – на твою Родину, Маэстро, и убивать там другую часть населения, только за то, что эти люди хотели говорить на родном языке и отказывались скакать под портретами Бандеры, за то, что они захотели жить в одной стране со своими братьями. За это теперь их можно расстреливать, насиловать, жечь.

И это тоже не кошмарный сон, это явь, Комэск! Твой Донбасс сейчас снова утюжат гусеницы танков, но это не «тигры» и «пантеры». Это танки, сделанные в Советском Союзе. Сделанные в Советском Союзе реактивные «Грады», «Смерчи» и «Ураганы» равняют с землей донецкие и луганские города, станицы и села, разрывая на улицах в клочья детей и женщин. Небо тоже сеет смерть над Донбассом, но разрезают его не «мессеры» и бубновые «фоккеры». «СУшки» и «МиГи» наносят ракетные удары по мирным домам. Это украинская армия, вместо того, чтобы защищать свой народ, методично его уничтожает. А добровольческие нацистские батальоны усердно ей помогают. Украинские батальоны. Тысячи погибших, десятки тысяч раненых, сотни тысяч беженцев, покинувших родные места.

Какой Оруэлл мог предсказать вам в 75-м, что еще через 40 лет весь Донбасс будет пылать в огне новой войны, что родной для Тебя Краматорск опять окажется захваченным фашистскими батальонами, а Славянск станет Брестской крепостью 21-го века, на несколько месяцев закрывшей собой от врага Восток Украины?..

От врага…

Весь ужас в том, Маэстро, что «враг» - это не вновь пришлые тевтонцы или арии и не эфемерные «чужие» галактические захватчики. Враг – это теперь «свои». Вернее, те, кто еще вчера были своими. Еще вчера эти люди могли вместе с нами болеть на одном стадионе во Львове или Донецке за Сборную Украины на Евро-2012, загорать рядом на пляже в Одессе или Ялте или подпевать Руслане или Макаревичу на каком-нибудь концерте в Киеве. Теперь же они пришли на донецкую землю, чтобы убивать своих соотечественников. Они ненавидят всех, кто думает не так, как они, кто не хочет жить так, как они, а особенно они ненавидят все русское. И привели их на нашу землю не потомки Адольфа Шикльгрубера и Йозефа Геббельса. Их тоже привели те, кого мы еще совсем недавно называли «своими».

Многим из этих людей в 70-х старшие товарищи повязывали красные галстуки у памятников Ленину, потом они пели пионерские песни под печеную картошку у костра и боролись за право первым из класса прикрепить к груди комсомольский значок. Кое-кто, кстати, даже стал комсоргом одного из промышленных гигантов украинской металлургии. А затем, когда один известный реформатор дал стране команду перестраиваться, они ее успешно выполнили и, развалив Великую державу, принялись с остервенением грабить своих соотечественников, в чем также весьма преуспели, положив в свои карманы миллионы (а кому особо повезло – и миллиарды) далеко не советских и далеко не рублей.

Но и этого им показалось мало, Маэстро. Паталогическая страсть к заполнению личных сусеков американским баблом заставила их пойти еще дальше по пути уничтожения страны и живущего в ней народа. Извратив ее историю, уничтожив экономику, они стали превращать народ в зомбированное стадо, вдобавок, устроив ему настоящий геноцид, поставив за черту нищеты и выживания. Ну, а Донбасс они решили просто сравнять с землей. Но ты же знаешь, что Донбасс на колени не поставить никому.

Твой Донбасс.

Сейчас над донецкой полночью грохочет не гроза, и не эхо прошедшей войны… Комэск, в Твоей стране, как 70 лет назад идет настоящая война. Не на жизнь, но на смерть. Потому, что сыны великих отцов своих, внуки и правнуки героев, победивших фашизм в 45-м, поднялись, чтобы спасти от черно-коричневой чумы славянский мир. И нелюди, принесшие смерть на нашу родную землю, обязательно получат свое. Не мы пришли к ним с мечом – они к нам. И они получат все, что им причитается. За сожженные города и села. За смерть детей наших. За слезы матерей. Чтобы ни одна жизнь - ни тех, кто сгорел в огне Великой Отечественной, ни тех, кто пал в этой новой схватке с фашизмом – не оказалась отданной даром. И чтоб уже никто и никогда не «накинул лапти» этому «тигру». Они не пройдут, Маэстро!

А когда кончится война – а она обязательно кончится - когда мы загоним всю эту мразь туда, где ей положено быть, в небытие, на задворки Истории, в прогнившие могилы, откуда выползла эта полуразложившаяся фашистская гниль, и мы - теперь уже навечно отправим ее обратно в Ад - мы вернемся в города, которые снова станут мирными, чистыми и светлыми - нашими, пройдем по этим местам, все, кто остался в живых.

И позовем лучший симфонический оркестр, во фраках…

Выйдет дирижер.

Мы подойдем к нему и скажем: «Извини, Маэстро! Дай - мы!»

И - никакой щэнэвмэрлы.

Никаких вакарчуков, руслан, макаревичей, земфир, бенюков.

Никаких предателей.

Только свои. Только те, кто не отступил. Кто не согнулся, и кого не смогли сломить, как ни ломали – ни словом, ни железом, ни смертию самой.

Я знаю, что в тот день над Киевом и над всей страной будет чистое синее небо, прозрачное и глубокое, такое, как Ты всегда любил, небо, ставшее Твоим последним аэродромом.

Мирное синее небо.

И тогда Комэск, Ты дашь нам оттуда, сверху, свою знаменитую отмашку – с быковским задором, с плеча, на четыре четверти:

- От винта! 
Мы встанем в шеренгу, локоть к локтю, как Твои ребята, из поющей – и не будет среди нас ни хохлов, ни чурок, ни жидов, ни москалей, ибо мы снова будем единым народом, воспетым в твоих фильмах. Народом, который снова победил фашизм. В этот раз, надеюсь – навсегда!

И - как врежем «Смуглянку»! От начала – и до конца…
А потом, на Крещатике, на ободранной стене сожженного Дома профсоюзов я с огромной любовью напишу: «Развалинами Руины удовлетворен!»

И можно - хоть домой, сады опрыскивать.