Последние новости

Вход для пользователей

Эпидемия началась с больницы. Башкирия повторяет опыт Италии

Эпидемия началась с больницы.

Башкирия повторяет опыт Италиидезинфекция ркбВ Башкирии в ближайшие недели прогнозируется резкое увеличение заболевших коронавирусной инфекцией. Официальные органы не поясняют, на основании каких расчетов сделаны такие прогнозы. Возможно, говорят в республике, такие негативные сценарии обусловлены запоздалым и сумбурным введением ограничительных мер, а также общей слабой готовностью региональной системы здравоохранения к возникновению масштабной эпидемии.

На 15 апреля в Башкирии, по официальным данным республиканского Минздрава, было выявлено 149 случаев заражения коронавирусной инфекцией. За сутки прирост составил 20 случаев. При этом существенный рост динамики случаев заражения COVID-19 в республике произошел за относительно короткий срок.

Первые случаи заражения коронавирусом были выявлены в республике 24 марта; носители вируса вернулись из-за рубежа. В течение последующих двух недель продолжался медленный рост заболеваемости. К 4 апреля число подтвержденных случаев составило лишь десять, с подозрением на COVID-19 в стационарах находилось 85 человек. Представители Минздрава и регионального управления Роспотребнадзора уверенно заявляли, что все выявленные случаи заражения – завозные, из-за рубежа.

Все изменилось в начале второй недели апреля. Полыхнуло там, где не ожидалось. Как позже признались в республиканском Минздраве, в ведомстве почему-то полагали, что вспышки инфекции сперва произойдут в районах и лишь затем коронавирус придет в Уфу.

5 апреля в Республиканской клинической больнице имени Куватова в Уфе – крупнейшем лечебном учреждении Башкирии, обслуживающем пациентов из городов и сельских районов, – умерла 80-летняя женщина. При вскрытии обнаружилось, что умершая была заражена коронавирусной инфекцией. В тот же день больницу продезинфицировали, но плановая госпитализация пациентов продолжалась.

На следующий день в больнице внезапно объявили карантин. Более 1200 врачей, пациентов и приехавших на амбулаторное лечение и консультации граждан оказались запертыми в корпусах РКБ. Больницу окружила Росгвардия. Администрация учреждения и Минздрав сообщили о госпитализации с подозрением на COVID-19 пятерых медиков и о начавшемся поголовном тестировании на коронавирус всех сотрудников и пациентов.

Через день заведующая ревматологическим отделением больницы, врач с сорокалетним стажем Римма Камалова рассказала журналистам о том, что происходило в РКБ в последние недели перед ее закрытием.

– У нас появилось очень много пневмоний среди пациентов из районов и других городов республики. Заболеваемость шла с марта. Поступали плановые пациенты, которые болели какими-то своими заболеваниями, и вдруг у них появлялась высокая температура. Мы на каждой оперативке докладывали об этом нашему руководству, но оно не предпринимало никаких мер. Мазки у больных мы могли брать только на банальные, уже известные виды гриппа, на коронавирус мазки не брали. И до последнего дня, до полудня 6 апреля, когда уже было известно, что днем раньше умерла больная с коронавирусом, пациенты все продолжали поступать на госпитализацию. Для чего же нужно было ее продолжать, для чего нужно было выводить в эти дни такое количество сотрудников на работу?! – возмущалась врач.

Правоту обвинений и опасений медика вынужден был фактически признать и республиканский Минздрав, который лишь через два дня после объявления карантина в больнице обратился к сотрудникам РКБ, работавшим до 6 апреля, с просьбой срочно уйти в самоизоляцию. По оценке самих республиканских властей, потенциальный очаг заражения, распространяющийся из больницы, может насчитывать не менее двух-трех тысяч человек.

В самой больнице, в результате тестирования, у 170 врачей и пациентов в РКБ заподозрили коронавирусную инфекцию. Таковы официальные данные.

Через несколько дней 27 врачей больницы написали обращения к президенту Владимиру Путину и главам Генпрокуратуры, Роспотребнадзора и Росздравнадзора. В обращениях медики указали, что плановая госпитализация продолжалась до последнего дня по настоянию руководства больницы, заявлявшего о возможной потере доходов от платного приема. Медики также сообщили, что результаты их первичного тестирования на коронавирус, проходившего 6–7 апреля, по заявлению руководства, "утеряны".

После многочисленных публикаций в СМИ о ситуации в больнице Генпрокуратура России взяла на контроль ход проверки прокуратурой Башкортостана информации о массовом заражении в РКБ коронавирусной инфекцией. Региональное управление СКР начало доследственную проверку по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 293 УК РФ ("Халатность"), возможно, допущенного руководством больницы.

– Сейчас, когда у нас действует эпидемический режим, притока новых пациентов нет и стало намного легче, – сообщила во вторник Радио Свобода Римма Камалова. – Пациенты потихоньку выздоравливают, уменьшается количество тех, кого с высокой температурой лихорадит от болезни, у кого дыхательная недостаточность. Кто-то, конечно, пока остается в тяжелом, критическом состоянии… Вот это все лишний раз подтверждает – если бы вовремя, две-три недели назад локализовали приток пациентов, прекратили плановую госпитализацию, этого бы не произошло.

Карантин в больницах

Критическое запаздывание с локализацией очага заражения в РКБ им. Куватова и другими ограничительными мерами привело к тому, что вирус начал распространяться по республике. В настоящее время, по данным республиканского Минздрава, больные с подтвержденными диагнозами заражения COVID-19 находятся, кроме Уфы, в больницах городов Стерлитамак, Октябрьский, Нефтекамск, Кумертау, Сибай, Белебей, Бирск, Буздякского, Дюртюлинского, Туймазинского и Зианчуринского районов. В целом ряде случаев, как стало известно, больные прежде находились на излечении в РКБ им. Куватова и, скорее всего, заразились коронавирусом именно там.

Вслед за РКБ в республике одна за другой стали закрываться на карантин другие лечебные учреждения. К началу нынешней недели противоэпидемические мероприятия проводились в больницах Стерлитамака, Октябрьского, Белебея, Бирска, а также в психоневрологическом интернате Нефтекамска и поликлинике Раевской районной больницы.

12 апреля из Республиканского онкологического диспансера в Уфе были срочно эвакуированы в кожвендиспансер 95 пациентов в связи с обнаружением у пяти находящихся на излечении больных признаков двусторонней вирусной пневмонии.

13 апреля на двухнедельный карантин закрылось одно из крупнейших лечебных учреждений в Уфе – городская клиническая больница №21. Пациент, который ранее находился на лечении с острой хирургической патологией, показал "сомнительно положительный" результат теста на коронавирусную инфекцию и был переведен в инфекционный госпиталь.

Еще раньше жесткий карантин был объявлен в городской больнице №1 Стерлитамака – второго по численности города республики. 9 апреля там выявлен пациент с коронавирусом, лечившийся ранее в РКБ им. Куватова. Карантин, как и в некоторых других случаях, был объявлен внезапно для сотрудников и посетителей. Около 100 врачей остались в больнице без оборудованных спальных мест, организованного питания и достаточных средств индивидуальной защиты. Несколько дней им не могли провести тестирование на COVID-19, якобы из-за того, что "во всей республике [по словам руководства больницы] не осталось реактивов".

Врачи обратились к властям и правоохранительным органам с письмом, в котором детально описали сумбур и шараханье администрации, сопровождавшие введение карантина (обращение имеется в распоряжении редакции. – РС).

"Все сотрудники в срочном порядке были вызваны на работу для сдачи тестов на коронавирус. Нас никто не разделял, непосредственно контактировавшие с зараженным медики не были изолированы, они находились на своих постах, лечили других пациентов. Так, хирург, оперировавший инфицированного, провёл потом ещё несколько операций. После утреннего совещания всех, кто находился в больнице, закрыли. Были сформированы два списка, в первый вошли те, кто контактировал с инфицированным COVID-19 напрямую, его лечащие врачи, анестезиологи, средний и младший медперсонал, даже кто просто приходил в реанимацию. Во второй список – никакого отношения к тому пациенту не имевшие, конечно, таких было гораздо больше. Но, так как мы находились вместе на совещании, то, конечно, все перемешались. Нас, попавших во второй список, не отделили напрямую от сотрудников, бывших в первом. То есть создали большую возможность для массового заражения", – написали стерлитамакские медики.

Неполную готовность республиканской системы здравоохранения подтверждали и работники скорой помощи, отмечавшие, что, когда в регионе уже появились первые заболевшие, выездные бригады не были еще оснащены средствами индивидуальной защиты. Медсестра одной из подстанций в Уфе Тамара Богданова, являющаяся руководителем регионального отделения независимого профсоюза медработников "Действие", говорила, что облегченные противочумные костюмы выдаются только бригадам, которые едут к больным с подозрением на коронавирусную инфекцию; бригады же, которые едут по обычным вызовам, оснащены лишь простыми, аптечными одноразовыми масками. Медсестра также отмечала, что оптимизация лишила систему скорой помощи многих квалифицированных работников, в результате чего в службе сейчас не хватает как врачей, так и среднего и младшего медперсонала.

"Ведет себя, как мужчина"

Глава республики Радий Хабиров публично взял под защиту главврача РКБ им. Куватова Эльзу Сыртланову, заявляя, что она "ведет себя, как мужчина". Министр здравоохранения региона Максим Забелин, обращаясь к медикам, сравнил нынешнюю ситуацию с военной:

Военнослужащий, выполняющий боевую задачу по приказу – не пишет жалоб, не ходит на собрания с требованием отменить приказ или выплатить командировочные досрочно, не оспаривает решения командиров, не выкладывает рыдания в соцсети с просьбой спасти и не поддается панике.

А куратор государственных СМИ в республике Ростислав Мурзагулов заявил, что ситуация в РКБ объясняется "клановыми медицинскими разборками" и больше ничем; врач же Римма Камалова, по словам чиновника, "сама метила на кресло руководителя". Такая же информация активно распространяется сейчас в анонимных провластных телеграм-каналах.

В то же время Роскомнадзор заблокировал заметку региональной редакции "Коммерсанта" о том, что на одном из уфимских кладбищ приготовлено 1000 мест для захоронений погибших от коронавирусной инфекции, а региональное управление СКР возбудило уголовное дело в отношении лиц, снявших и распространивших видео о том, как из окна РКБ в момент карантина вылезают сотрудники больницы.

– То, что сейчас происходит в больнице имени Куватова и начинает происходить в других больницах Башкирии, – это настоящая катастрофа в региональной системе управления здравоохранением, – считает обозреватель ютуб-канала "Открытая политика" Андрей Потылицын. – Зарегулированная сверху донизу система не сработала. Когда поступали тревожные сигналы об аномальном росте внебольничной пневмонии, были приняты неправильные решения – ничего не делать.

Причины этого блогер видит в общем состоянии системы здравоохранения в стране.

– Статистическая картина заболеваемости у нас формируется не на основании объективных данных, а исходя из политико-административных предпочтений аппарата Минздрава и других ведомств, ответственных за состояние здравоохранения. Там все время решают политическую задачу – у нас должно быть больше или меньше, чем в Америке? Быстрее или медленнее, чем в Италии? Подобные соображения превалируют и при выдаче отчетности, и при составлении методик борьбы с эпидемией. Беда в том, что коронавирусу безразличны эти соображения и предпочтения чиновников. Он не подчиняется каким-то там авторитетам, угрозам, мольбам или посулам. Его нельзя пристыдить или напугать Путиным, подкупить или упросить, – замечает Потылицын.

В стационарах республики с подозрением на коронавирус сейчас находятся 336 человек. За последние сутки прирост подозреваемых составил цифру более чем в 100 человек. 10 апреля заместитель Министра здравоохранения республики Ирина Кононова в эфире радио "Эхо Москвы" в Уфе сообщила: "По последним прогнозам, у нас [в Башкортостане] будет около 100 тысяч положительных [анализов на] COVID-19, около 15–20 тысяч заболевших COVID-19". "Ну, и дальше я не буду комментировать, чтобы не портить всем настроение", – заявила Кононова.

Ситуация с больницей им. Куватова в Уфе – далеко не единственный пример такой ошибки в мире. Именно с такой же ошибки началось распространение эпидемии COVID-19 в Италии.

Артур Асафьев, внештатный корреспондент радио « Свобода"

На снимке: дезинфекция территории РКБ