Уважаемые товарищи! Теперь на нашем сайте в разделе "ДЕПУТАТ"-"задать вопрос", вы можете оставить своё обращение депутатам ГД РФ,ГС-Курултая РБ,Городского Совета г.Уфа.

Последние новости

Вход для пользователей


Новости

Почему кормилец уходит из села

         Эта статья  опубликована в газете «Советская Россия» в №103 от 19 сентября 2015 г. Мы предлагаем  отрывок,  где речь  идет о наших коммунистах,  1-ом секретаре  Аургазинского  РК КПРФ  В.В. Петрове и члене рескома  КПРФ  А.А. Осипове.

 

…С вопросами о сегодняшних буднях на полях мы обратились к труженикам села. На току застали фермера Валерия Викторовича ПЕТРОВА. Его хозяйство – в южной части Республики Башкортостан, в Аургазинском районе. Он рассказывает: 

– Погода неблагоприятная, а сил не хватает, уборка затянулась, как и в прошлые годы. Техники не хватает, нагрузка на комбайн очень высокая. В советское время у нас на комбайн было 120 гектаров, а сегодня – 300–400. У фермеров сушилок нет, приходится зерно на сушку сдавать на элеваторы. А там очень высокие цены за прием, за подработку, за хранение. В прошлом году я четыре КамАЗа ячменя сдал туда, получил обратно три КамАЗа. Плюс к этому 40 тысяч рублей заплатил. Очень накладно вышло. В нынешнем году, слава богу, обошелся без элеватора. 

 

Раньше такой проблемы не было. Колхозы имели сушилки, кроме того, агрегаты по приготовлению витаминной травяной муки – сырое зерно и зерноотходы сушили, перерабатывали и скармливали скоту. Сегодня в районе нет ни одного такого агрегата.

Очень плохо, что государство не принимает зерно по твердым закупочным ценам. В начале года не знаешь, что сеять, какие цены будут, стоит ли вообще сеять. Прежде все это было устойчиво, колхозы планировали работу. А мы барахтаемся, реализуем зерно в основном населению. Беда в том, что в последние годы население тоже резко сократило содержание скота в личных подворьях. И в очень ограниченных количествах закупает зерно. Для нас еще возросли трудности с продажей, а ведь в действительности в стране зерна не хватает. Однако государство решением этой главнейшей задачи не занимается.

Как будем выживать, я не представляю. Продукция растениеводства уменьшается. В советское время наш колхоз имени Кирова высокими урожаями завоевал признание в стране. А мы теперь выглядим как отсталые единоличники. Многие фермеры поля оставляют без питания. Я не смог внести под зяблевую вспашку минеральные удобрения, они резко подскочили в цене. Озимую пшеницу посеял тоже без удобрения. Часть урожая заведомо потерял. В прошлом году я покупал по 18–20 тысяч рублей за тонну аммофоса, сейчас цена – 36 тысяч. Я отказался, таких средств у меня нет. Теперь – что весной бог подаст. Может, хорошую погоду, может, политика изменится… А то, что сейчас пишут, столько миллионов собрали, я этому не верю. Потому что знаю, как заставляют сдавать отчеты по окончании уборки урожая, по валовому сбору, по урожайности…

Все это – беда, но в десять раз большая беда – на селе не осталось кадров. Эта проблема вышла на первое место. Нет механизаторов. Уничтожили колхозы, их имущество растащили. Кто только туда руку не приложил, включая районное руководство! По своему колхозу имени Кирова сужу, было больно смотреть, направо-налево раздавали скот, продавали технику. Куда деньги уходили, никто не знает. Колхозники остались с носом и, конечно, разбежались, по всей России мыкаются. 

А на селе остались те, кто потерял в себе человека. С ними не работа, а мучение. Кого-то свезешь к врачу, закодируешь, кого-то иначе вернешь к работе. Очень тяжело, у меня и возраст уже немалый. Всю жизнь в колхозе проработал и по старой привычке продолжаю. Только ради того, чтобы наши поля не пустовали и не зарастали, чтобы оставшимся людям хоть какая-то отдушина была, к земле руки приложить. Поэтому занимаюсь фермерством, а иначе давно бы махнул рукой. Совесть не позволяет бросить все. Сколько силы есть, будем работать.

Когда-то в колхозе имени Кирова объединились жители семи деревень. Ныне эти деревни пустеют. В малых деревнях были животноводческие фермы, для людей была работа круглый год. Все сельхозугодья использовались. В колхозе было около тысячи голов крупного рогатого скота, 2400 свиней. Люди трудились, растили детей. На сегодня ни одной фермы не сохранилось и ни одной головы скота. Опустели и многие личные дворы. Сужу по нашей улице – было стадо в 60 коров, а в субботу я в порядке очереди пас и насчитал в стаде лишь 34 коровы. Практически вдвое убавили. И так повсюду продолжается.

Идет уничтожение деревни. Я вообще думаю, идет зачистка территории от населения. Освобождение для кого-то или чего-то. Везде об этом говорят.

 

***

 

Тревогой пронизаны будни затянувшейся уборки и в сельскохозяйственных предприятиях. И всюду первая боль – обезлюживание. У председателя колхоза имени Ленина Мишкинского района Башкортостана Дениса Александровича ОСИПОВА первое слово – тоже кадры.

– Старые советские наши кадры механизаторов и животноводов уходят на пенсию, а замены им нет. Потому что село лишили оплаты по труду. Отняли больше половины зарплаты за все годы «реформ» по сравнению  даже с нынешним низким средним ее уровнем по экономике. Мы не в состоянии сегодня платить выше 10 тысяч рублей в месяц. Нищета просто отталкивает молодежь. Это первая причина сокращения производства. Тут законный вопрос у любого мужика. Если вы меня хотите поддержать, чтобы я не упал, свалите с моих плеч для начала мешок с налогами. И самим какое облегчение и экономия выйдет – избавление от круглогодичной возни с писаниной бумаг по расчету и учету копеечной поддержки, с пламенем речей в говорильнях всех уровней, с хороводом проверяющих чиновников вокруг каждого субъекта и объекта помощи…

 

                                                             Федор ПОДОЛЬСКИХ

 

 

Обсуждение закрыто

Код нашего баннера

<a href="http://www.kprf102.ru/" target="_blank"><img src="http://www.kprf102.ru/images/kprf.jpg" alt="Башкирское отделение политической партии КПРФ" title="Башкирское отделение политической партии КПРФ" height="100" width="228"></a>

ВидеоКанал